Отупение при депрессии
Lechenienarkomanii-tomsk.ru

Вредные привычки

Отупение при депрессии

История девушки с депрессией, после которой вы поймете, что ничего не знаете об этой болезни

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Депрессия — самое распространенное психическое заболевание. От него страдают более 300 млн человек по всему миру. При этом более половины из них вообще не подозревают о том, что больны, и только 25–30 % обращаются за помощью к психиатру. В России только недавно стали серьезно относиться к этому заболеванию. И хотя о депрессии громко заговорили в последние годы, болезнь все еще окружена ореолом стереотипов, и многие представления о ней имеют мало общего с действительностью.

Автор издания Platforma 3/4 Виктория Торновая поговорила с девушкой, которая имеет подтвержденный диагноз «депрессия», и поделилась с AdMe.ru ее рассказом о симптомах, лечении и осуждении окружающих. Героиней статьи стала знакомая Виктории, согласившаяся начистоту рассказать о своем состоянии, чтобы дать знать людям, оказавшимся в похожей ситуации, что они не одиноки.

О начале болезни и первых тревожных звоночках

Сложно ответить на вопрос о том, из-за чего у меня возникла депрессия. В детстве я была активной, любила играть и общаться. Спокойно отнеслась к тому, что мы с мамой переехали, позже так же спокойно восприняла развод родителей.

Первые проблемы начались в подростковом возрасте. Денег в семье стало намного меньше, было нелегко адаптироваться в новой школе, я ссорилась и с мамой, и с ее новым ухажером. Но это был скорее подростковый бунт, нежели депрессия. Да, я часто плакала, замыкалась в себе, но ведь многие проходят через это.

В студенческие годы моя психика стала очень подвижной. Накануне я могла летать от счастья, бралась за любые дела, а на следующий день мне не хотелось вставать из постели, я не могла смотреть на себя в зеркало и почти весь день рыдала. Активные периоды резко сменялись пассивными, общительность — замкнутостью, а радость — беспричинным гневом. Причем перейти из одного состояния в другое я могла очень легко.

Однако я все еще не осознавала, что с моим психическим состоянием что-то не так. Мне казалось, что так живут все, просто надо меньше ныть, больше работать, и тогда все пройдет. С такими мыслями я окончила университет, потом вышла замуж, даже развелась. Впервые произнести вслух фразу «У меня депрессия, мне нужна помощь» я смогла только спустя полтора года после развода.

О том, как ощущается депрессия

У всех депрессия проходит по-разному, и не факт, что мои симптомы будут такими же, как у других. Но сам образ мыслей и ощущение жизни, мне кажется, имеет множество сходных черт.

Во время депрессии мне очень тяжело думать. Любая мысль обретает негативный оттенок и приводит к состоянию паники. Хуже всего становится перед сном: в голове очень много мыслей, и одна страшнее другой. Иногда хоть немного успокоиться и наконец-то заснуть помогают слезы.

Самое жуткое в этом состоянии то, что ты не можешь объяснить, что стало причиной. Я хорошо понимаю, что миллионам людей живется хуже, чем мне, что многие бы с радостью махнулись со мной местами. Но понимать и чувствовать — разные вещи. Я могу заставить себя думать по-другому. Я пытаюсь. Я каждый день привожу себе логические доводы, почему у меня все хорошо. И при этом я чувствую себя как в аду.

Я ничего не хочу. Почти не чувствую вкус пищи. Хожу по магазинам, только если знаю, что у кота закончилась еда, а дома нет хлеба. У меня нет желания ничего себе купить. Нет желания получать подарки.

Об отношениях с близкими

Из-за депрессии я не хочу общаться с людьми. Видеться с ними, разговаривать — мука. Строить из себя веселого человека я больше не могу, но не хочу никого обрекать на беспомощное состояние, когда понимаешь, что помочь ты не в силах. Я постоянно чувствую себя одинокой и брошенной, но при этом сама идти на контакт с людьми просто не в силах.

Мне тошно от самой себя. Сейчас мне хочется спрятаться в кокон, где меня никто не будет трогать. Потому что я чувствую, что должна отвечать на заботу, быть радостной и хоть что-то говорить о своем состоянии. А я не могу. У меня просто заканчиваются слова. И осознание того, что я делаю больно близким людям, рождает только ненависть к себе.

О диагностике и психотерапии

Найти хорошего специалиста очень тяжело — лучше всего это делать через знакомых. Я пошла к довольно известному психотерапевту из своего города.

На первом приеме психотерапевт провел тест. Его можно найти и в сети, в свободном доступе — он называется «Шкала депрессии Бека». Результат теста не на 100 % достоверен, но хотя бы показывает наличие проблемы.

Вскоре период тяжелой депрессии у меня прошел. Решив, что дальше смогу справиться сама, на второй сеанс к психотерапевту я не пошла. Но через полгода меня накрыло еще сильнее, поэтому после нескольких бессонных ночей я связалась с московским специалистом.

Тогда мы провели 10 часов психотерапии: обсуждали проблемы с родителями, взаимоотношения, мои страхи. Стало полегче. Но из-за финансовых проблем пришлось прерваться.

Однако 10 часов — это мало: для первых устойчивых результатов нужно работать со специалистом хотя бы часов 40. Поэтому сейчас я снова хожу на терапию.

Об антидепрессантах

Депрессия — это во многом болезнь мозга. В голове нарушаются связи между клетками, организм перестает вырабатывать важные ему вещества, и человек «ломается». Эти химические процессы можно остановить с помощью таблеток. Но подбирать их должен только специалист. И нужно сразу подготовиться к тому, что лекарства могут не подойти.

От первого препарата у меня пропали сон и либидо, поэтому пришлось его заменить. Сейчас все вроде бы идет неплохо: я могу спокойно спать. Не скажу, что стала счастливее, скорее внутри поселилось какое-то равнодушие. Но для меня главным было убрать именно тяжелую форму депрессии, избавиться от навязчивых мыслей.

Моя мама была категорически против таблеток, потому что считала, что те вызывают привыкание. Часто так и происходит, после длительного приема, поэтому и отменяют таблетки не сразу, постепенно снижая дозу. Тут нельзя заниматься самолечением: иначе может стать только хуже.

О том, как распознать депрессию

Это было очень странно. Со стороны могло показаться, что у меня было все: я не нуждалась в деньгах, ни с кем не ссорилась, у меня ничего не болело. Но при этом я плакала каждый день. Не могла общаться с людьми. В некоторые моменты я как будто начинала задыхаться от паники, хотя для тревоги не было вообще никаких причин. Близкий человек сказал, что пора обратиться к специалисту. Если бы не его поддержка, не знаю, сколько еще времени я бы избегала психотерапевта.

Депрессию очень сложно вычислить по внешним признакам. Недавно на приеме у врача я рассказывала о ненависти к себе, о попытке самоубийства, о том, что не могу спать по ночам. И в какой-то момент он прервал мой монолог словами: «Вы говорите такие ужасные вещи, но при этом не выглядите подавленной». А это — специалист. Что уж говорить об обычных людях!

Окружающие ждут, что ты будешь либо реветь, либо орать. Но на самом деле человек в депрессии может выглядеть абсолютно спокойным. Или даже слишком активным. Я знаю несколько человек, которые считаются душой компании, этакими весельчаками и заводилами. И мало кто из их знакомых догадывается, что вот этот парень уже несколько лет ходит к психотерапевту, а вот эту девушку чудом спасли после попытки суицида.

Депрессию трудно разглядеть. Когда у тебя сломана нога, это легко увидеть на рентгене. Но что делать, когда сломано то, что увидеть невозможно? Нельзя показать на гипс или шрам и сказать: «Вот, смотри, я не обманываю, мне действительно плохо». Из-за этого очень многие не относятся к депрессии серьезно, не считают ее заболеванием.

Депрессия — это не осенняя хандра и не легкий приступ тоски под грустную песню. Это серьезное клиническое заболевание, которое требует такого же серьезного лечения. Оно может возникнуть даже тогда, когда у человека, казалось бы, не будет на то причин. Поэтому многие и не спешат идти к врачу, думая, что непонятное состояние пройдет само. Но постоянно чувствовать себя плохо — это ненормально, и мириться с этим нельзя. Просить помощи у близких и специалистов — не стыдно. Ведь зачастую это единственный путь к выздоровлению.

Читать еще:  Как самостоятельно выйти из депрессии

Может быть, вам или вашим близким приходилось бороться с депрессией? Расскажите, как удалось избавиться от болезни? Что помогло?

Как депрессия физически воздействует на мозг: 4 аспекта

Речь идет не просто о плохом настроении. Депрессия воздействует непосредственно на мозг, и это лишает человека возможности самостоятельно контролировать свое состояние. Поэтому важно вовремя выявить тревожные симптомы и обратиться к специалисту.

Несмотря на то что многие считают депрессию чисто эмоциональным расстройством, которое влияет лишь на настроение и чувства, эта проблема имеет и физические последствия. Да, депрессия воздействует не только на разум, но и на тело. Ведь в мозгу происходят физические и химические изменения, которые не могут не влиять на весь организм. Эта глобальная проблема имеет гораздо более серьезный масштаб, чем принято думать.

Что происходит с мозгом во время депрессии

По данным ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения), более 300 миллионов человек по всему миру страдают от депрессии. Ежегодно 800 тысяч людей заканчивают жизнь самоубийством вследствие этого заболевания. Это основная причина смертности среди молодежи в возрасте от 15 до 29 лет. Цифры пугают, не так ли?

Стоит понимать, что речь идет не просто о плохом настроении. Депрессия воздействует непосредственно на мозг, и это лишает человека возможности самостоятельно контролировать свое состояние. Поэтому важно вовремя выявить тревожные симптомы и обратиться к специалисту. Не стоит думать, что депрессия может пройти сама собой, это не так.

Что происходит с мозгом во время депрессии?

1. Как депрессия воздействует на гиппокамп

Гиппокамп расположен в центральной области мозга. Он отвечает за хранение памяти и регулирование производства кортизола, известного как гормон стресса.

Когда вы страдаете от физического или психологического стресса, например, при депрессии, организм выделяет кортизол, чтобы попытаться смягчить негативные последствия. Однако при повышенном уровне кортизола возникает химический дисбаланс, производство нейронов снижается, а гиппокамп уменьшается в размере.

2. Как депрессия воздействует на префронтальную кору

Префронтальная кора расположена в передней доле головного мозга, она отвечает за регулирование эмоций и хранение воспоминаний. Префронтальная кора также может сокращаться от избытка кортизола. Считается, что именно в этом кроется причина отсутствия эмпатии во время послеродовой депрессии.

3. Воспаление миндалины головного мозга

Миндалина головного мозга расположена в височной доле, нижней центральной части мозга. Ее функция заключается в том, чтобы регулировать эмоции, например, удовольствие, счастье или страх.

Избыток кортизола также влияет на нее, провоцируя воспаление и повышая активность. В свою очередь, это вызывает проблемы со сном и расстройства поведения. Кроме того, из-за повышенной активности миндалины, другие железы тела также производят больше гормонов, чем вызывают осложнения для здоровья.

4. Недостаток кислорода

В дополнение к прямым изменениям, которые вызывает депрессия, другие трансформации косвенно затрагивают работу головного мозга. Так, исследования показывают, что в период депрессии организм получает меньше кислорода. Неизвестно, происходит ли это из-за изменения ритма дыхания или по другой причине. Клетки организма в целом страдают от недостатка кислорода. Особенно это опасно для клеток мозга: они могут даже погибнуть.

Какое влияние эти изменения оказывают на здоровье?

Все эти изменения в головном мозге происходят не сразу, а являются результатом продолжительной депрессии. Исследования показывают, что для восстановления гипоталамуса и префронтальной коры требуется от 8 до 10 месяцев.

Доктор Томас Фродл, работающий в больнице города Магдебург, Германия, в течение трех лет наблюдал за пациентами с депрессией. Он заметил, что чем дольше длится депрессия, тем более серьезные физические изменения происходят в мозге.

Как депрессия воздействует на нас

Доказанный факт, что физические и химические нарушения в головном мозге, вызванные депрессией, могут привести к проблемам с концентрацией внимания, нарушениям сна, когнитивным расстройствам, усталости и другим проблемам, снижающим качество жизни.

Вот лишь некоторые из последствий депрессии:

  • Потеря памяти
  • Ухудшение работы нейротрансмиттеров
  • Задержка развития мозга (у детей)
  • Снижение способности к обучению
  • Когнитивные проблемы
  • Проблемы с концентрацией
  • Резкие смены настроения
  • Отсутствие эмпатии
  • Проблемы со сном
  • Усталость

Как лечить последствия депрессии для мозга

Научные исследования показывают, что химический дисбаланс, вызванный избытком кортизола и других химических веществ в организме, является основной причиной эмоциональных расстройств и физических изменений в мозге. По этой причине лечение должно быть прежде всего направлено на регуляцию производства гормонов, таких как кортизол и серотонин. Это делают либо с помощью специальных препаратов, либо терапии.

Психотерапия

Психотерапия является одним из лучших инструментов для преодоления депрессии и ее негативного воздействия на здоровье. Исследования показывают, что психотерапия помогает изменить структуру мозга и бороться с симптомами депрессии. Вот почему, если вы подозреваете, что страдаете от этого расстройства, необходимо как можно скорее обратиться за профессиональной помощью.

Есть также вещи, которые человек может сделать самостоятельно, чтобы помочь улучшить работу мозга и бороться с депрессией:

  • Управлять стрессом
  • Заниматься спортом
  • Есть здоровую пищу
  • Хорошо высыпаться
  • Избегать алкоголя и наркотиков

Как видите, депрессия — это расстройство, которое далеко выходит за рамки плохого настроения. Хотя то, как депрессия воздействует на мозг, не видно невооруженным глазом, эти физические изменения могут повлиять на общее самочувствие. опубликовано econet.ru .

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

Понравилась статья? Напишите свое мнение в комментариях.
Подпишитесь на наш ФБ:

про причины нарушений памяти, концентрации внимания и когнитивных функций при депрессиях и тревожных

Многие из вас, ребята, кто страдает неврозами, тревожными состояниями, депрессиями, деперсонализацией, дереализацией — жалуются на снижение памяти, трудность запоминания и усвоения новой информации, нарушение концентрации внимания, трудности с соображалкой. И у многих из вас есть страх, что это может быть органическое заболевание мозга или что у вас-де начинается ранняя деменция или даже что вас подкарауливает дедушка Альцгеймер 🙂 И многие из вас по этому поводу просят «назначить что-нибудь для мозга/памяти/соображалки».

Так вот, ребята. На самом деле у вас НЕТ никаких органических поражений мозга (исключаем случаи, когда ДЕЙСТВИТЕЛЬНО находят что-то клинически значимое на МРТ и/или ЭЭГ) и уж тем более никакой деменции и никакого Альцгеймера 🙂 Альцгеймер в столь юном возрасте (а большинству из впервые заболевших эндогенными депрессиями или например паническим расстройством 20-30 с небольшим лет) не нападает НИ-КОГ-ДА. То есть вообще никогда.

То, что вы испытываете — все эти симптомы — нарушение памяти, снижение концентрации внимания, трудности с соображалкой, ощущение «пустой головы» или наоборот «хаоса в голове», чувство отупения или заторможенности — это вовсе никакая не «деменция», и уж тем более не добрый дедушка Альцгеймер подкрадывается. И также это никакое не органическое поражение мозга. Это всего лишь навсего логичная, и естественная, и весьма часто встречающаяся на практике часть симптоматики вашего основного заболевания — будь то тревожное расстройство, или депрессия, или деперсонализация/дереализация.

Тому есть несколько причин. Первая — и главная — психологическая: очень трудно думать о чем-то другом, очень трудно запоминать или воспроизводить что-то другое, и очень трудно сконцентрировать внимание на чем-то другом, когда все твои мысли, все слоты внимания и памяти забиты только мыслями о том, как тебе плохо, хуёво, тоскливо, тревожно, депрессивно и так далее, в сочетании с непрерывным отслеживанием внутренних ощущений и погружением в себя, а не во внешний мир.

Вторая причина этих нарушений памяти — биохимическая. Депрессия и тревожность вызывают повышение уровня стрессового гормона кортизола. А длительное, стойкое повышение уровня кортизола вызывает апоптоз (самоубийство, программируемую клеточную смерть) нейронов гиппокампа — той самой области, которая отвечает за память — и нейронов эмоциональных центров лимбики и мыслительных центров лобной и окололобной (префронтальной) коры. Одновременно кортизол понижает в мозге концентрацию BDNF (фактора роста новых нервных клеток) и NGF (фактора роста нервов) и других нейротрофинов. И угнетает нейрогенез — образование новых нейрончиков — в гиппокампе, лимбике и лобной коре. В результате страдает и память, и внимание, и эмоции, и соображалка.

А успешное лечение антидепрессантами, атипичными антипсихотиками и стабилизаторами настроения приводит к снижению концентрации кортизола в крови, к нормализации работы оси «лимбика — гипоталамус — гипофиз — надпочечники» и к восстановлению нормальной работы системы отрицательной обратной связи по уровню кортизола («больше кортизола — меньше кортикотропина и кортикотропин-рилизинг-гормона»). Одновременно восстанавливается нарушенный внутриклеточный стероид-сигналинг (передача стероидного сигнала от кортизола внутрь клетки). Это, в свою очередь, приводит к тому, что ваши нейрончики перестают гибнуть от стресса. Восстанавливается нормальный уровень BDNF и других нейротрофических факторов роста клеток. И начинается увеличение числа митозов среди стволовых нервных клеток — то есть восстанавливается нейрогенез, созревание и дифференцировка новых нейрончиков. Как результат, нормализуется и память, и концентрация внимания, и соображалка.

Читать еще:  Симптомы глубокой депрессии

Никакие специальные дополнительные «лекарства для памяти/соображалки» вам НЕ НУЖНЫ, это лишняя трата денег. Нужно лечить ОСНОВНОЕ психическое заболевание. Что же касается ноотропов, то их эффективность НЕ ДОКАЗАНА, они — пустышки. Плацебо.

Кстати, ребята, сам по себе ваш страх заболеть деменцией, или страх, что у вас УЖЕ развилась или развивается деменция, что к вам подкрадывается дедушка Альцгеймер или что у вас тяжелое органическое заболевание мозга — сам по себе повышает ваш уровень стресса, ваш кортизол в крови, поддерживает и подпитывает вашу тревогу и депрессию, и вашу деперсонализацию, как защитную реакцию на тревогу и депрессию. И самым непосредственным образом — через повышение кортизола и гибель нейронов от стресса — губит ваши нейрончики. Поэтому — успокойтесь, расслабьтесь, выкиньте из головы мысли об «отупении», «поглупении», «необратимом снижении интеллекта и памяти», о грозящей вам «деменции» и о дедушке Альцгеймере и об органическом поражении мозга. И спокойно лечите свои депрессии, неврозы, тревожные состояния и деперсонализации с дереализациями.

dpmmax

блог добрых психиатров

Будем пользу причинять да ласкам подвергать!

Судя по количеству комментариев, многие вчера во время чтения поста о симптомах начала болезни Альцгеймера примерили их на себя — а дальше всё как у Джерома К. Джерома. Ну или как у студента-медика третьего курса, когда — о ужас — всё это прекрасно подходит и обнаруживается.

Собственно, поэтому я и сел писать второй пост, призванный успокоить широкую общественность. Не до полного релакса, конечно, но тем не менее. Действительно, с деменциями, в том числе и той, что обусовлена болезнью Альцгеймера, получается настоящая вилка, подобная артиллерийской: бац — недолёт, бац — перелёт. То есть, либо приводят пациента слишком поздно, когда пострадала не только кора головного мозга, но и, так сказать, его древесина, либо приходят и жалуются, что памяти никакой, соображалка совсем не работает — а там деменцией и близко не пахнет. Откуда же тогда жалобы, если человек не склонен выдумывать или симулировать?

Всё довольно просто. Дело в том, что действительно порою у человека складывается отчётливое впечатление упадка собственных умственных способностей. Либо ощущение потери памяти. Но при этом к начальному этапу деменции эти симптомы могут не иметь ни малейшего отношения. Происходит это в разных ситуациях, и я постараюсь описать две наиболее типичные.

Первая — это депрессия. Даже при лёгкой — с точки зрения психиатра, естественно, самим пациентом такая переносится субъективно тяжело — депрессии страдает, в том числе, и интеллектуальная сфера. Обратимо, мимолётно, проходя в дальнейшем к моменту ремиссии без следа, но страдает. Почему и как?

Дело в том, что при депрессии наблюдается, как правило, классическая депрессивная триада: сильно и надолго пониженное настроение, заторможенность двигательных реакций и замедленность реакций и процессов психических. Обратите внимание на последний компонент триады. Раз психические реакции, включающие в себя многие элементы высшей психической деятельности, замедлены — это означает, что человеку будет сложнее обрабатывать как входящий поток информации, так и выдавать на-гора какие-то результаты его обработки. Мало того: при депрессии заметно страдает и функция оценки этих самых результатов, а ведь в ней всегда присутствует эмоциональный компонент, который при текущей депрессии сильно понижен. То есть, и схватывается медленно, и соображается туго, да ещё и от решения текущих задач никакого морального удовлетворения, лишь очередная порция душевной боли и разочарования. Естественно, человек будет крайне болезненно воспринимать такое отупение. Но зато, стоит начать работать антидепрессантам, либо самой депрессии подойти к своему завершению — вновь возвращаются и краски жизни, и острота ума.

Вторая ситуация — это нервное истощение. Или, обзываясь психиатрическим термином, астенический — точнее, психастенический — синдром. Присутствует он при целом ряде проблем, но в целом, если рассматривать с позиций обычной термодинамики, напоминает дырявое ведро. В которое льётся из крана вода и из которого через дырку она же выливаетя. Если приток хорош, а дырка невелика, то всё в порядке: сил. точнее, воды в ведре достаточно, оно не пустеет. Если же приток ослаб, либо дырка увеличилась — тогда дело швах: уровень воды в ведре понижается, и вполне может показаться дно.

Так и с запасом нервных или психических сил: если сумма проблем, навалившихся на человека слишком велика, то способностей организма восполнить собственные ресурсы может и не хватить. Причём это необязательно какие-то мощные удары судьбы из-за угла кувалдой. Чаще и успешнее всего точат силы мелкие, но многочисленные и ежедневные проблемки, коим несть числа и не видно конца. И наступает истощение.

И человек начинает чувствовать, что взрывается по пустякам, на которые ранее не обратил бы внимания, что его начинают выводить из себя ранее незаметные мелочи, что яркий свет слепит и режет глаза сильнее, что от резких звуков его аж подбрасывает, а за чавканье соседа за столом убил бы гада. Но это ещё не всё.

Выясняется, что постоянно загруженная и истерзанная решением текущих проблем оперативная память просто не в состоянии толком запечатлеть что-то нужное из нового. Да и сил сконцентрироваться, чтобы запомнить, не всегда хватает. Но зато вылетает из головы то, что надо бы там держать, с поразительной лёгкостью. О, надо же, ведь сегодня договаривался о встече. Так, а куда я засунул ручку-телефон-второй носок? Алярм, деменция подкралась незаметно!

А на самом-то деле, если разобраться, то выяснится, что то, что нужно было запомнить, на самом деле в памяти чаще всего отложилось — просто либо тут же перетасовалось с кучей другой текущей информации, либо вовремя не хватило концентрации внимания на то, чтобы извлечь это из памяти. Да и отсроченная память не страдает. Как и интеллект в целом. Просто на то, чтобы полноценно оперировать информацией, помимо прочего, нужна всё та же концентрация внимания, да и на прочие действия силы требуются — а их постоянно не хватает. Особенно на что-то новое и незнакомое, куда их традиционно надо больше.

Но стоит либо качественно и полноценно отдохнуть, либо пройти восстановительный курс, либо поменять ситуацию в жизни, в семье и на работе таким образом, что съедающих силы проблем становится меньше — и сразу симптомы уходят. А если ещё и правильная мотивация добавится. И память сразу становится хорошей, и внимание концентрируется на нужном, и обучаемость, оказывается, никуда не девалась, просто стояла в сторонке до поры до времени.

Антидепрессанты и с чем их едят. Как я лечил депрессию у дорогого психиатра

Все началось с того, что однажды утром в феврале 2015 года я не смог встать с кровати. То есть я встал, но ног как бы не было, и я упал.

Ощущение отсутствия ног мне знакомо с детства. Лет до семи я был жутким аллергиком, и мне прописывали как сильное антигистаминное димедрол — по какой-то крошечной четвертиночке. Таблетки от меня не прятали, полагаясь на мою сознательность (я читал толстые взрослые книги). Но мне так надоело болеть, что я, рассудив, что чем больше таблеток приму, тем быстрее выздоровею, как-то раз съел все четвертинки, которые были в пачке, всего около двух таблеток димедрола. И уснул в кресле, поджав под себя ноги. Когда я проснулся, их как бы не было.

Психосоматика, догадался Штирлиц. Вот это чувство, что ног нет, и намекнуло мне, что пора к врачу — к какому, пока еще было не очень понятно.

О депрессии сейчас написано немало дельного, и радует, что вроде бы уходит представление об этом биохимическом расстройстве как о «плохом настроении», когда «грустно», «не хочется ничего делать» и можно только «сидеть у окна и смотреть на осенние листья». Делать что-либо осмысленное действительно становится западло.

Мой случай, как потом мне объяснил психиатр, был сравнительно простым и безопасным. Даже если и появились бы серьезные суицидальные намерения, воплощать их все равно было бы западло.

Осенью 2014-го я стал тупеть — интеллектуально, эмоционально, нравственно. Постепенно отваливались способы получения удовольствия от работы, общения, творчества.

Мне не было тяжело или плохо, мне было никак. Я одинаково безучастно, как видеорегистратор, наблюдал и за играющими на детской площадке детьми, и за примеряющими в торговом центре классные туфли красивыми девушками, и за просящими милостыню опухшими бомжами. Наконец, хоть какую-то обманчивую химическую реакцию, легонький дофаминовый приход перестал из меня выжимать и алкоголь. Просто вечером нужно было как-то отключиться до завтра; можно было в целях экономии просить соседей, например, каждый вечер вырубать меня ударом по голове — но ведь это усилие, авантюра, общение. Мне было западло. Цепочка «работа — магазин — кровать» еще работала по инерции. Пока тем утром я не упал по причине «отсутствия» ног. В итоге мне помогли коллеги, заметив, что я иногда «зависаю» и не реагирую на обращенные ко мне вопросы.

Читать еще:  Предродовая депрессия беременных причины возникновения

По очень большому блату я попал к очень крутому психиатру. По этическим соображениям я не стану называть его имя и место работы.

Прием у него, наверное, стоил дорого, а меня он лечил бесплатно — повторюсь, по очень большому блату. (Уже после курса лечения я однажды чуть не нарушил врачебную тайну со своей стороны: работая корреспондентом на мероприятии, посвященном профилактике наркомании, я увидел этого психиатра среди экспертов и радостно зашептал коллегам: «А это мой врач!» Коллеги ничего не поняли, но на всякий случай отодвинулись.)

Я приехал к психиатру в его офис. Психиатр выглядел, как идеальный чеховский врач — ему не хватало лишь золотого пенсне и какого-нибудь барашкового воротника. Ничего особенного не происходило. Он мягко попросил меня рассказывать, в чем дело, и стал рассматривать меня. Этот взгляд я помню хорошо: внимательный, но не сверлящий, прямо в глаза, но в то же время ненавязчивый; взгляд как бы внутрь меня. Как я понял позже, он не столько слышал, сколько видел меня.

Мой рассказ был унылым и невнятным, как заготовка статьи в Википедии. Дослушав, врач предложил мне «на недельку» лечь в психоневрологический диспансер.

И я испугался, что сейчас зайдут санитары со смирительной рубашкой.

— Об этом я догадывался. А какая именно? И отчего?

— Это сложный вопрос. Я могу ответить на него чуть подробнее, если понаблюдаю вас какое-то время.

Врач говорил просто и мягко и выглядел ну очень по-чеховски. Ему не хватало, например, часов на цепочке и какой-нибудь мерлушковой шапки.

— Я не хочу в диспансер. Дома мне будет лучше.

— Как скажете, — так же мягко и просто ответил врач. Санитаров с галоперидолом по-прежнему не было. — Вы когда-нибудь пробовали психотерапию?

Я рассказал ему, что недавно по совету знакомых побывал у другого врача («…психотерапевта», мягко поправил собеседник), которая посоветовала мне «разделить» свою личность «на облачка» и описать, что чувствует и чего хочет каждое облачко.

Мой чеховский врач по-доброму рассмеялся:

— Да, это они умеют… А вы, простите, занимаетесь каким-нибудь творчеством? Может быть, что-то пишете?

— А вы с какой целью интересуетесь?

— Ну по вам многое видно. Вы могли вместо описаний своих симптомов рассказать, например, о любимых блюдах или творческих замыслах. Я же не очень слушаю, что вы говорите. Я смотрю, как вы говорите. Как сидите, двигаетесь, смотрите — моторика, темп речи, зрачки, жестикуляция. У вас, скорее всего, эндогенная депрессия. Вы, как человек пишущий, будете пытаться мне соврать, и это может замедлить наше лечение. Врать мне бесполезно. Разговаривать с вами бессмысленно. Поэтому давайте просто лечиться.

(«…голубчик», хотелось мне добавить за врача, пока он писал рецепты. Ох, как ему не хватало жилета и колокольчика для вызова прислуги. Или санитаров, — по-прежнему боялся я.)

— Приедете ко мне послезавтра. Если почувствуете что-то не то, звоните.

Итак, паксил (торговое название), он же пароксетин — популярный сегодня антидепрессант, селективный ингибитор обратного захвата серотонина. Стимулятор (утром).

Действие: незаметное, и, раз уж мне так полюбилось это слово, мягкое. В первую неделю не чувствуешь примерно ничего. Затем постепенно возвращаются забытые из-за депрессии ощущения: цвета становятся ярче, импрессионистичнее, звуки — объемнее, музыка заходит вообще любая, офигенные гармонии слышишь даже на радио «Шансон». Оживают здоровые и неполиткорректные рефлексы: опухший и обоссаный гражданин на вокзале вызывает страх и отвращение, симпатичные женщины — сексуальное влечение.

Побочка: оно, влечение, возрастает дичайше, и об этом чуть позже.

Растет двигательная активность — но совсем не так, как у матери главного героя в фильме, прости господи, «Реквием по мечте». Никто не скрипит зубами и не отдраивает в сотый раз квартиру. От холодильника не убегаешь, а наоборот, все чаще преследуешь его. Хочется не спеша делать руками что-нибудь приятное и успокаивающее, например готовить, — и тут появляются отличные условия для развития следующей побочки. Дичайше пробивает на жор, о чем в первую очередь предупреждал врач, сопровождая прогноз классической врачебной оговоркой — «все индивидуально». Моя индивидуальность выразилась в сильной тяге к сладкому, а именно к мороженому и конкретно — к пломбиру в вафельных стаканчиках. Почему? Наука пока не в состоянии дать ответ, но тут нелишним будет заметить, что одним из аргументов за легализацию «легких наркотиков» является то, что среди них есть те самые антидепрессанты — растительного происхождения.

С конца февраля по начало мая, пока я принимал паксил, я сожрал этого мороженого столько, что и сейчас не могу на него смотреть. Друзья, с которыми я тогда снимал квартиру, открывали туго набитый стаканчиками морозильник, и на них вываливались мои запасы.

Друзья знали о моем лечении, но беспокоились, не много ли столько сахара в одно лицо, но я объяснил им, что Так Надо. В конце концов, они были рады, что я выхожу из состояния, которое раньше толком и описать не мог.

Что характерно, я почти не располнел — скоро мне захотелось физкультуры, и я никогда не бегал и не висел на турнике во дворе с таким наслаждением, как тогда.

Комментарий врача: «Так Надо. Ешьте на здоровье. Бегайте с удовольствием».

Сонапакс (торговое название), он же тиоридазин — легкий антипсихотический препарат. Транквилизатор (вечером). В моем случае прописан как снотворное.

Действие: быстро восстановил убитый алкоголем сон. Спишь по 10 часов, но не чувствуешь себя овощем. Наоборот, после пробуждения — энергия, энтузиазм, эйфория и другие приятные вещи на букву «э», которые подчеркиваются стимулирующим действием паксила. Сновидения простые, хорошие; снятся в основном бабы.

Побочка: она в моем случае была одна, но зато стремная: либидо от паксила возрастает дичайше — а сонапакс ухудшает потенцию, в частности затрудняет эякуляцию. Лихо встает — и ВНЕЗАПНО падает. К апрелю я ожил настолько, что завел несколько ни к чему не обязывающих романов, причем оно все как-то само.

Знакомства были как в дешевых ромкомах: нечаянно столкнулись в магазине, помог девушке собрать оброненные кабачки, и понеслась.

Или не понеслась.

Короче, сон в то время был для меня ценнее секса, и я сосредоточился на творчестве и самообразовании для новой работы. Классически сублимировал суходрочку.

Комментарий врача: «Надо немного потерпеть. Займитесь пока чем-то полезным».

Возможно, мой чеховский доктор немного интересничал, когда говорил, что психотерапия для меня бессмысленна, дразнил мои писательские понты. На самом деле мы с ним много разговаривали. Я приезжал к нему два-три раза в неделю и рассказывал — все, как он иронически предсказал в самом начале, — о своих кулинарных экспериментах и творческих замыслах. О том, что я уже не могу смотреть когда-то горячо любимую Германику, а лучше всего теперь заходит чудесный английский мультик «Барашек Шон» (вы можете сами представить, как мягко смеялся врач и как в моем представлении ему не хватало какой-нибудь «шаляпинской» шубы).

Однажды я пожаловался ему, что во время депрессии понимал, что болен, но мне было никак. Теперь же я знаю, что здоров, но мне постоянно грустно.

— Это и есть вы настоящий. Вы грустный, а грусть таблетками не лечат — да и надо ли? — сказал врач и начал снижать дозировки.

Я очень благодарен этому человеку.

Выводов немного, и они простые:

— не стоит путать биохимические расстройства и особенности характера;

— не надо запускать состояния, когда вам не просто грустно, а объективно плохо, тяжело или никак. Если у вас не окажется блата и денег, а у вас этого, скорее всего, не окажется, просите помощи и денег на хорошего врача у близких и друзей. Выздоровев, заработаете и вернете;

— препараты, не прописанные врачом (в особенности легальное в большинстве стран наркотическое средство этанол), вряд ли вам помогут. Как сформулировал когда-то Пелевин, может, без дури оно поумнее будет.

Не болейте и радуйтесь солнечным зайчикам, птичкам, снежинкам и мандаринкам. Эти вещи на самом деле неплохо вставляют, если химия мозга в порядке.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector