Резистентность к антидепрессантам
Lechenienarkomanii-tomsk.ru

Вредные привычки

Резистентность к антидепрессантам

Потенциальные причины резистентности к антидепрессантам

Резюме. Оценка роли изменений нейрональной дифференциации и экспрессии генов в ракурсе эффективности терапии селективными ингибиторами обратного захвата серотонина

Актуальные представления об этиопатогенезе депрессивных расстройств

Нарушения серотонинергической нейротрансмиссии давно признаны этиологическим базисом развития клинической депрессии. Наряду с этим в качестве первой линии терапии при указанном состоянии рассматривается применение селективных ингибиторов обратного захвата серотонина. Однако, по данным статистики, у 30% пациентов с установленным диагнозом большого депрессивного расстройства, наблюдается резистентность к применяемой терапии. Вопросы о том, способствуют ли изменения в функциональной активности серотонинергических нейронов развитию устойчивости к назначаемому лечению у этих пациентов, остаются неясными. Применение плюрипотентных стволовых клеток в клинических исследованиях во многом облегчает изучение специфических нейронных подтипов, что, в свою очередь, расширяет возможности исследования специфических фенотипов, характеризующих развитие резистентных к терапии форм клинической депрессии.

В новом исследовании учеными Лаборатории генетики Института биологических исследований Дж. Солка (Laboratory of Genetics, The Salk Institute for Biological Studies), США, описаны изменения в характере дифференциации нейронов у пациентов с резистентностью к терапии препаратами группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина. По мнению авторов, результаты работы представляют исследовательский интерес и практическую значимость не только в понимании аспектов терапии при клинической депрессии, но и при других психических нарушениях, в том числе биполярном расстройстве и шизофрении, патогенез которых также во многом обусловлен нарушениями слаженности функционирования серотониновых систем головного мозга. Статья по материалам работы опубликована в издании «Molecular Psychiatry» 22 марта 2019 г.

Руководитель исследования, профессор Фред Х. Гейдж (Fred H. Gage) прокомментировал новые результаты так: «С каждым новым исследованием мы приближаемся к более полному пониманию сложностей функционирования нервных сетей, формирующих предпосылки развития множества психоневрологических заболеваний, включая большое депрессивное расстройство. Новые результаты наряду с ранее опубликованными данными не только расширяют представления об основных векторах терапии, но также потенциально обосновывают назначение серотонинергических антагонистов в качестве комплементарного лечения для отдельных пациентов с диагнозом клинической депрессии».

Поиск причин резистентности фармакотерапии

Изучение причин резистентности в терапии при депрессивных расстройствах было сопряжено с рядом сложностей, обусловленных, прежде всего, изучением более 300 тыс. нейронов, использующих нейротрансмиттер серотонин для функционирования нейросетей среди более чем 100 млрд нейронов головного мозга. Исследователи сосредоточили внимание на поиске возможности изучения особенностей функционирования серотонинергических нейронов in vitro. Так, в предыдущем исследовании было показано, что одной из вероятных причин устойчивости к терапии препаратами группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина может служить выраженная экспрессия отдельных рецепторов к серотонину (5-HT2A и 5-HT7), обусловливающая гиперактивность нейронов. В новой работе авторы сфокусировались на изучении иного ракурса нейрональной резистентности к антидепрессантам указанной группы. Целью работы стала оценка вероятных изменений биохимических особенностей, экспрессии генов и схем ответа на влияние серотонина в нейронах с резистентностью к данному нейромедиатору по сравнению с нервными клетками с неизмененной реактивностью, полученными от пациентов с подтвержденным диагнозом клинической депрессии.

Из числа пациентов (n=800) были отобраны те, которые в наилучшей степени отвечали на применяемую фармакотерапию, а также добровольцы с подтвержденным диагнозом клинической депрессии, проявляющие резистентность к селективным ингибиторам обратного захвата серотонина. В ходе исследования была проведена биопсия образцов эпидермальных тканей с целью последующего перепрограммирования в индуцированные плюрипотентные стволовые клетки, а затем — в серотонинергические нейроны, что позволило изучать функциональную активность данных клеток in vitro. В частности, проведена оценка рецепторных мишеней серотонина, включая фермент, опосредующий секрецию серотонина, протеин-транспортер серотонина и энзим, принимающий участие в его расщеплении. Таким образом, в ходе работы авторы изучили биохимические особенности метаболизма серотонина. Согласно результатам исследования, не установлено различий на уровне биохимических нейрональных взаимодействий в параллельных группах наблюдения. Наряду с этим ученые наблюдали морфологическую разницу нейрональной дифференциации.

Так, нейроны пациентов, клиническое состояние которых не улучшалось в результате применения ими селективных ингибиторов обратного захвата серотонина, отличались более длинными проекциями. Наряду с этим данные геномного анализа таких нейронов свидетельствовали о низком уровне экспрессии ключевых генов — протокадгеринов PCDHA6 и PCDHA8, участвующих в формировании нейронных сетей. Однако при блокировании функциональности серотонинергических нейронов в результате нокдауна генов наблюдалось формирование таких же необычных нейрональных проекций. Анализируя наблюдаемые результаты, авторы пришли к заключению о том, что такие аномальные особенности могут служить основой нейрональной гиперактивности в некоторых областях мозга и недостаточной функциональности — в других областях, нарушая взаимосвязи внутри серотонинергической сети и, вероятно, объясняя резистентность к применению селективных ингибиторов обратного захвата серотонина у отдельных пациентов с клинической депрессией.

Выводы и перспективы исследования

Резюмируя итоги, Ф.Х. Гейдж подчеркнул, что результаты нового исследования, ставшего продолжением предыдущего научного проекта, расширяют понимание патогенетических механизмов развития депрессивных расстройств и способствуют поиску новых способов терапии при указанных состояниях. Следующим шагом авторы видят изучение особенностей экспрессии генов протокадгедрина для уточнения тонких аспектов генетических предпосылок формирования резистентности к терапии селективными ингибиторами обратного захвата серотонина.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, Viber-сообщество, Instagram, страничку Facebook, а также Twitter, чтобы первыми получать самые свежие и актуальные новости из мира медицины.

    Salk Institute (2019) When neurons are out of shape, ant >Наталья Савельева-Кулик

Резистентность к антидепрессантам

Несмотря на появление все новых антидепрессантов, у значительной части больных депрессией (25 30 % по данным различных исследователей), лечение оказывается безрезультатным или недостаточно эффективным. Некоторые психиатры объясняют случаи безуспешной терапии резистентностью к действию антидепрессантов. Этому вопросу посвящена обширная литература, хотя само понятие терапевтической резистентности определено недостаточно четко и по-разному понимается отдельными авторами. Мы не останавливаемся на этом вопросе, поскольку он освещен в работе Р. Я. Бовина и И. О. Аксеновой (1982). Повседневный клинический опыт показывает, что большая часть неудач обусловлена не терапевтической резистентностью депрессивных состояний, а неправильным лечением. Этой точки зрения придерживаются Н. Lehmann (1977) и многие другие исследователи.

Схематически причины безуспешной терапии можно разделить на 5 групп: 1) трудности в распознавании и квалификации депрессивного состояния (например, так называемые «замаскированные» депрессии) и как результат — неправильный выбор препарата; 2) неправильная методика лечения; 3) присущая данному психопатологическому синдрому низкая курабельность (депрессивно-деперсонализационный синдром); 4) большая спонтанная длительность депрессивной фазы; 5) истинная резистентность ко всем или отдельным видам терапии, присущая данному больному, вне зависимости от психопатологической характеристики депрессивного состояния.

Поскольку в предыдущих разделах главы рассматривались психопатологические критерии для выбора антидепрессантов, мы не останавливаемся на них подробно. Применение препарата вне зоны его показаний (см. рис. 1) снижает эффективность терапии и увеличивает побочное действие: если антидепрессант используется правее его зоны (например, новерил или имипрамин при тревожно-депрессивном синдроме), это может вызвать обострение тревоги, если левее (например, амитриптилин при анергической депрессии)—уменьшается антидепрессивное действие, лечение затягивается, а если все же удается добиться лекарственной ремиссии, то она оказывается неполной.

Но и при правильном выборе препарата результаты терапии в большой степени зависят от дозы лекарства, ее распределения в течение суток, способа введения. Считается, что для достижения терапевтического эффекта необходимо, чтобы в крови постоянно поддерживалась концентрация антидепрессанта, превышающая определенный минимальный уровень. Для этого количество поступающего в организм препарата должно полностью восполнять его убыль, происходящую за счет его разрушения, главным образом в печени, связывания и выведения. Скорость разрушения антидепрессантов зависит от активности определенных ферментов, которая генетически детерминирована и, кроме того, может усилиться под влиянием приема некоторых препаратов: барбитуратов, ряда других антиконвульсантов, а также самих трициклических антидепрессантов. Поэтому больным, у которых разрушение и выведение антидепрессантов происходит слишком быстро, необходимы большие дозы и более частые приемы, а также парентеральный путь введения, минующий портальный круг и печень.

Читать еще:  Рекуррентное депрессивное расстройство история болезни

На самом деле терапевтическое действие антидепрессантов зависит еще от ряда факторов: от того, какая часть находящегося в крови препарата проникает в те структуры мозга, в которых реализуется его действие, от чувствительности рецепторов и плотности мест его связывания в области нервных окончаний и др. Поэтому начало лечения с малых доз и медленное их наращивание могут способствовать возникновению резистентности к данной группе антидепрессантов, так как при такой тактике активация систем, элиминирующих антидепрессанты, будет увеличиваться параллельно с наращиванием дозы.

Таким образом, можно выделить две формы резистентности: врожденную и приобретенную. Однако граница между этими формами относительная, так как во втором случае индукция ферментных систем проявляется в большей степени у тех больных, у которых уже имеется генетически обусловленная повышенная активность этих ферментов. Скорость развития и величина приобретенной резистентности являются результирующей двух переменных: длительности медикаментозного воздействия и наследственно обусловленной предрасположенности. Поэтому терапевтическая резистентность к антидепрессантам наступает при затяжных фазах, а также часто наблюдается при лечении депрессии у больных эпилепсией, длительное время принимающих барбитураты.

За многие годы лечения больных депрессией мы ни разу не встречали абсолютной резистентности ко всем видам антидепрессивной терапии, за исключением больных с тяжелым и длительно протекающим депрессивно-деперсонализационным синдромом, и ее существование представляется нам маловероятным, хотя она иногда упоминается в литературе.

Депрессивно-деперсонализационный синдром нельзя рассматривать только как одну из форм эндогенной депрессии, поскольку деперсонализация является иным регистром, а не просто одним из симптомов депрессивной фазы. В тех случаях, где удается добиться редукции деперсонализации, депрессивная симптоматика достаточно хорошо поддается терапии. При наличии выраженной деперсонализации резко снижается эффективность терапии и других психических заболеваний.

Иногда в разряд терапевтически резистентных попадают больные с затяжной реактивной (невротической) депрессией, но при невротической (а не реактивно-спровоцированной эндогенной) депрессии нельзя ожидать хорошего терапевтического эффекта от антидепрессантов, поскольку их действие направлено только на патогенетические механизмы эндогенной депрессии. Отмечается также, что часто терапевтическая резистентность к антидепрессантам встречается при депрессивно-фобических состояниях [Бовин Р. Я., Аксенова И. О., 1982, и др.], однако в значительной части случаев в основе этого синдрома лежит тревога, а не механизм эндогенной депрессии, и, следовательно, антидепрессанты должны оказаться малоэффективными.

Таким образом, причины неудачного лечения таких больных обусловлены не терапевтической резистентностью, а неправильным лечением. Тем не менее на нашем уровне знаний причины резистентности известны недостаточно, и нельзя исключить, что низкая эффективность различных препаратов, действие которых реализуется через моноаминергические системы, обусловлена какими-то особенностями реагирования на уровне рецепторов.

В литературе описано множество способов борьбы с терапевтической резистентностью, однако их обилие свидетельствует об их малой эффективности. В большей степени борьба с терапевтической резистентностью сводится к методам лечения затяжных депрессивных состояний. В тех случаях, где действие какой-либо группы антидепрессантов, обычно трициклических, было, несмотря на большие дозы, парентеральное введение и обоснованность их назначения, с самого начала недостаточно эффективным либо постепенно снизилось в процессе лечения, первым шагом является смена препаратов, причем новый антидепрессант должен принадлежать к другой группе. Так, трициклические антидепрессанты заменяются ингибиторами МАО, «атипичными» антидепрессантами или (при их недостаточной эффективности), ЭСТ. Часто такая замена приводит к значительному улучшению, которое продолжается до полной ремиссии. Однако при особенно длительных депрессивных фазах наступившее улучшение опять постепенно уменьшается, в результате чего приходится вновь назначать новый препарат.

В подобных случаях подтверждается предположение, что антидепрессанты не обрывают спонтанное течение депрессивной фазы, а лишь снимают симптоматику в период лечения. Преждевременная отмена терапии, даже при полном регрессе проявлений депрессии, приводит к ее рецидиву, причем создается впечатление, что возобновившаяся депрессия хуже поддается лечению. Для того чтобы избежать возможности рецидивов, необходим тщательный анализ состояния больного, так как в подобных случаях часто можно обнаружить резидуальные признаки депрессии: легкие суточные колебания настроения, отсутствие ощущения свежести, «выспанности» при пробуждении, запоры, раннее пробуждение и т. п. Антидепрессанты следует отменять медленно. Дополнительным методом оценки своевременности отмены является дексаметазоновый тест: если его показатели не нормализовались, имеется большой риск рецидива.

Однако столь однозначная зависимость течения депрессивной фазы только от эндогенных ритмов существует не во всех случаях: нередко 1—2 сеанса ЭСТ или введение пирроксана приводят к наступлению интермиссии. Эти и другие подобные им наблюдения позволяют предположить, что поддержание депрессивного состояния осуществляется несколькими патологическими биологическими системами, и, несмотря на спонтанную нормализацию одной из них (вероятно, ведущей), другие продолжают удерживать затянувшийся патологический процесс. Это предположение подтверждается тем, что быстрый купирующий эффект однократных приемов адреноблокаторов, триптофана, а также ЭСТ обычно наблюдается во вторую половину депрессивной фазы.

Во всяком случае, присоединение к трициклическим антидепрессантам пирроксана или фентоламина по описанной ранее методике часто дает положительный эффект. К методам, повышающим терапевтическую чувствительность, относятся сочетание традиционных трициклических антидепрессантов с хлорацизином, при этом недельные курсы хлорацизина (60 90 мг в день) чередуются с недельными курсами парентерально вводимого мелипрамина; присоединение метилфенидата (центедрина); метод обрывов, который в последнее время был подробно описан Г. Я. Авруцким и А. А. Недува (1981). Тем не менее основным способом сокращения резистентных к терапии депрессий является правильный выбор метода лечения.

Основным критерием для выбора антидепрессивной терапии в повседневной клинической практике остается психопатологическая симптоматика, отражающая структуру синдрома. Были предприняты попытки использовать математические методы, в частности дискриминантный анализ, для выделения прогностически значимых симптомов, причем более четко выявились прогностически неблагоприятные признаки [Зайцев С. Г. и др., 1983].

Последние годы стали шире использоваться фармакологические пробы и биологические тесты для выбора и прогноза эффективности медикаментозной терапии депрессии. Применялись разовые инъекции имипрамина для предсказания результатов последующего курсового лечения этим препаратом. Несмотря на отдельные публикации о позитивных результатах, дальнейшие исследования показали малую информативность пробы. Этого и следовало ожидать, учитывая различия между действием разового и систематического введения антидепрессантов.

С. И. Павловским (1984) были использованы разовые нагрузки триптофаном и ДОФА для прогнозирования эффективности имипрамина и амитриптилина: при положительной реакции на триптофан лучшие результаты были получены при лечении амитриптилином. Улучшение состояния после приема ДОФА и амфетаминов свидетельствовало об эффективности последующего применения имипрамина.

Для выбора терапии, особенно у больных тревожной депрессией, нами широко используются диазепамовый и дексаметазоновый тесты. Тревожный вариант диазепамового теста указывает на необходимость лечения анксиолитиками. При двух других вариантах степень редукции симптоматики позволяет судить об удельном весе тревоги в структуре синдрома и, соответственно, сделать выбор между отдельными антидепрессантами: при значительном улучшении в процессе введения диазепама следует использовать амитриптилин либо его сочетание с феназепамом или другим анксиолитиком, при слабом изменении состояния рекомендуется имипрамин или другой антидепресеант, не обладающий сильным транквилизирующим компонентом действия.

Существенным преимуществом диазепамового теста являются простота, позволяющая проводить его в любых условиях, и то, что результаты можно получить за 10 20 мин. Дексаметазоновый тест требует наличия биохимической лаборатории, в которой можно определять кортизол или 11-ОКС, и занимает больше времени. Поэтому он менее пригоден для экспресс-диагностики. Однако его ценность велика в тех случаях, когда дифференциальная диагностика между эндогенной и невротической депрессиями или между депрессией и тревогой вызывает затруднения. Поскольку в данных случаях диагноз предопределяет и терапию, патологические данные дексаметазонового теста указывают на необходимость применения антидепрессантов, а не стимуляторов или транквилизаторов.

Резистентная депрессия

Депрессия — опасное и коварное заболевание. Основа его лечения – верная постановка диагноза и правильно проведенная терапия. Однако иногда даже после оказания пациенту квалифицированной помощи, применения лекарств, депрессия не отступает. Человек продолжает испытывать симптомы, характерные для его прошлого состояния. Такую болезнь, не поддающуюся лечению, принято называть резистентной депрессией.

Почему появляется резистентная депрессия

Существует несколько причин развития резистентной депрессии:

  • Неправильно поставленный диагноз, когда специалист, проводивший лечение, прописал больному не те препараты, так как не увидел всей картины болезни, часть симптомов была проигнорирована или истолкована неверно.
  • В ходе лечения депрессии пациент нарушил режим и не принимал лекарства, которые назначил ему врач, что не только не улучшило его состояние, но и не устранило проблему полностью.
  • Человек изначально страдал тяжелой формой депрессии, при которой наблюдается снижение жизненной энергии и ослабление организма, чем дольше она длится, тем сложнее поддается лечению.
  • Пациент страдает помимо депрессии другими заболеваниями и зависимостями, снижающими эффективность лечения, как, например, эмоциональная зависимость .
  • Результативность предыдущего лечения была снижена по причине невосприимчивости пациента к некоторым препаратам.
  • На больного сильное влияние оказывает социальная среда, которая не является благоприятной для излечения, он испытывает постоянные стрессы и тревоги из-за сложных обстоятельств в жизни.
  • Пациент во время лечения принимал другие препараты, которые снизили результативность проводимой терапии.
Читать еще:  Почему перед днем рождения депрессия

Все эти факторы по своему неблагоприятны для больного, но также увеличиваю риск появления резистентной депрессии.

Симптомы, характерные для резистентной депрессии

У больных с затяжной резистентной депрессией медики констатируют стойкие изменения в психике. Они становятся замкнутыми, хмурыми, избегают общения даже с близкими им людьми. У них снижена самооценка. Часто проявляется беспокойство по любому поводу, даже самому незначительному. Страдающие такой формой депрессии вечно недовольны собой, одиноки, стараются не бывать в компаниях и людных местах. Часто злоупотребляют алкоголем и употребляют наркотики.

Для резистентной депрессии характерны резкие снижения аппетита или наоборот попытки успокоить свои нервы за счет переедания. Больные постоянно ощущают разбитость и слабость, даже с самого утра, когда поднимаются с постели. У них часто бывают проблемы с ночным отдыхом, а также бессонница, режим дня нарушен и сдвинут в обратную сторону. При такой форме депрессии часты попытки суицида, также панические расстройства, лечить которые стандартными методами сложно.

Больные часто самостоятельно бросают принимать лекарства, и не сообщают об этом лечащему врачу. Течение депрессии сильно усугубляет заболевание щитовидной железы и сердечнососудистой системы.

Лечение резистентной депрессии

Резистентная депрессия очень плохо поддается лечению. Для выведения больных из этого состояния применяют различные методики. Наиболее эффективным является использование медпрепаратов. Их подбирают для каждого пациента индивидуально. Единого для всех метода лечения этой формы депрессии не найдено. Скорее всего, пациенту придется перепробовать сразу несколько вариантов. После установки диагноза врач назначит антидепрессанты, но их прием должен дать результаты.

Если их нет, для лечения депрессии будут выбраны другие комбинации и сочетания лекарственных препаратов, продление приема антидепрессантов, замена одного лекарственного препарата на другой, усиление другими медпрепаратами действия антидепрессантов.

Кроме этого, в лечении резистентной депрессии широко используют разнообразные психотерапевтические практики. Для устранения специфических проблем подходит кратковременная терапия. В лечении депрессии помогает также поведенческая, семейная, групповая и когнитивная терапия. Эти практики помогают минимизировать остаточную симптоматику после прохождения больным курса лечения медпрепартами, а также позволяют быстрее вернуться к нормальной жизни. Наибольших результатов в лечении больных удается достичь, благодаря комбинации медикаментозных и психотерапевтических методов лечения, чем каждого из них индивидуально.

При неэффективности традиционных вариантов лечения резистентной депрессии, для больных есть возможность воспользоваться другими методиками. Можно попробовать лечение, которое заключается в применении:

  • Электросудорожной терапии. Когда лечение депрессии проводится за счет того, что у пациента с помощью воздействия током на головой мозг вызывают припадки. Это помогает быстро снять симптомы депрессии.
  • Стимуляции блуждающего нерва. Когда лечение депрессии осуществляют при помощи специального генератора импульсов, который подключают через шейный блуждающий нерв для воздействия на мозг пациента.
  • Глубокой стимуляции мозга. Когда лечение депрессии проходит за счет прямого воздействия на мозг человека электрического тока, подведенного через электроды.
  • Транскраниальной магнитной стимуляции. Когда лечение депрессии проводится при помощи электромагнитной катушки, при работе которой создается магнитное поле и стимулируется серое вещество мозга.

Хорошо эффект на здоровье больных с резистентной депрессией оказывают физические упражнения и прогулки. Они оказывают на организм укрепляющее действие и поднимают настроение больных.

При назначении лечения учитываются особенности личности больного, а также возможные сопутствующие болезни. Все назначения делаются психиатром или психотерапевтом, возможны консультации и лечение у кардиолога, эндокринолога и т. д. При резистентной депрессии может понадобиться для правильной оценки ситуации наблюдение сразу у двух специалистов – психиатра и психотерапевта.

Четыре факта о терапевтически резистентной депрессии

Awareness & Advocacy

Неврология

Антидепрессанты могут сыграть неоценимую роль в облегчении симптомов у многих людей, страдающих клинической депрессией (различными видами депрессивных расстройств, которые не проходят в течение двух недель и более), позволив им вернуться к привычному образу жизни. Тем не менее стандартные лекарственные препараты, как правило, не дают ощутимого результата при форме заболевания, известной как терапевтически резистентная депрессия (ТРД).

Такие случаи нередки: почти каждый третий взрослый с депрессивным расстройством испытывает симптомы, не поддающиеся лечению, — например, постоянное чувство подавленности, расстройства сна, упадок сил, мысли о смерти или самоубийстве.

«Несмотря на некоторые разногласия относительно определения терапевтически резистентной депрессии, такой диагноз обычно ставят пациентам, у которых отсутствует реакция на адекватные дозы двух разных антидепрессантов, принимавшихся в течение достаточного срока — как правило, шести недель», — объясняет Джаскаран Сингх (Jaskaran Singh), врач, старший директор по неврологическим исследованиям в компании Janssen.

Нам еще многое предстоит узнать, однако несколько недавних перспективных исследований проливают свет на природу и способы преодоления ТРД. В мае во многих странах проходит Месяц Психического Здоровья, поэтому мы приводим четыре факта, обещающих надежду людям, которые долгое время живут с этим заболеванием.

Ваш возраст, пол и состояние здоровья могут повысить риск развития терапевтически резистентной депрессии.

Невозможно точно спрогнозировать, кто из страдающих депрессией окажется невосприимчивым к лечению, но исследователи заметили, что одни группы населения более уязвимы, чем другие. Например, женщины и люди преклонного возраста, по-видимому, чаще испытывают ТРД по причинам, связанным с биологическими и психологическими факторами. Более уязвимыми оказались и те, у кого случаются тяжелые или частые приступы депрессии.

Кроме того, свою роль может сыграть общее состояние здоровья человека, столкнувшегося с депрессией.

«Пациенты с депрессией, страдающие от других заболеваний, таких как болезни щитовидной железы и хронический болевой синдром, в большей степени подвержены риску развития ТРД», — говорит Александр Пэпп (Alexander Papp), врач, психиатр в клинике при Калифорнийском университете в Сан-Диего.

К другим состояниям, связанным с ТРД, можно отнести злоупотребление психоактивными веществами, расстройства питания и сна, которые повышают вероятность ослабления восприимчивости к лечению антидепрессантами.

Депрессия может быть обусловлена причинами, которые мы пока не понимаем. Вероятно, именно поэтому антидепрессанты не действуют на всех одинаково.

Основные биологические механизмы депрессии по-прежнему остаются загадкой, но самая популярная теория гласит, что это заболевание обусловлено низким уровнем таких нейромедиаторов мозга, как серотонин и норадреналин, которые связаны с ощущением счастья и благополучия. Вместе с тем недавние исследования позволяют предположить, что эти нейромедиаторы — отнюдь не единственные «виновники» депрессии, поэтому лечение антидепрессантами, направленное на повышение уровня серотонина или норадреналина, может подходить не всем.

«Одна из недавних теорий состоит в том, что депрессия вызывает воспаление головном в мозге или что воспаление в головном мозге приводит к депрессии, — рассказывает доктор Пэпп. — Традиционные антидепрессанты влияют только на нейромедиаторы, и, возможно, именно поэтому некоторые пациенты на них не реагируют».

Неизвестно, подтвердятся ли эти предположения. С уверенностью можно сказать лишь одно: проблема по-прежнему не имеет гарантированного решения, и это расстраивает как пациентов, так и их близких.

Я встречал многих пациентов с терапевтически резистентной депрессией, которые рассказывали мне, что, поскольку антидепрессанты на них не действуют, друзья и члены семьи считают, будто они предпочитают оставаться подавленными или недостаточно стараются выздороветь. Дело вовсе не в отсутствии мотивации.

Читать еще:  Психотерапевтические методы лечения депрессии

Джаскаран Сингх, врач,
старший директор по неврологическим исследованиям

«Во время клинической практики я встречал многих пациентов с терапевтически резистентной депрессией, которые рассказывали мне, что, поскольку антидепрессанты на них не действуют, друзья и члены семьи считают, будто они предпочитают оставаться подавленными или недостаточно стараются выздороветь, — говорит доктор Сингх. — Дело вовсе не в отсутствии мотивации. Я никогда не видел пациента, который не хотел бы поправиться».

Существуют признанные методы лечения терапевтически резистентной депрессии.

Сочетание «терапевтически резистентная» может выглядеть как синоним к слову «безнадежная», но на самом деле в наши дни существуют инструменты, помогающие людям с ТРД. В исследовании 2012 года, опубликованном в журнале «Предпочтения и приверженность пациентов» (Patient Preference and Adherence), были определены пять основных стратегий лечения: оптимизация, переход, комбинация, усиление и соматическая терапия, — которые психиатры могут использовать с целью создания персонализированной программы для пациентов.

Например, оптимизация, по словам доктора Пэппа, означает, что «некоторым людям с ТРД может помочь продление приема либо увеличение дозы антидепрессантов».

У кого-то ремиссию может вызвать переход на другой класс антидепрессантов — или добавление одного из них к текущему курсу лечения (комбинированный подход). Усиление, в свою очередь, может предполагать применение лекарств, которые разрабатывались для других целей, но впоследствии были одобрены для лечения ТРД.

Существуют также соматические (нелекарственные) виды терапии, в том числе транскраниальная магнитная стимуляция — она нацелена на нервные клетки в области мозга, задействованные в регуляции настроения и возникновении депрессивных состояний, — и электросудорожная терапия (ЭСТ), которая вызывает химические изменения в мозге, помогающие купировать симптомы ТРД.

К методике ЭСТ, которую по ошибке нередко называют «электрошоковой терапией», «относятся с большим предубеждением, во многом из-за того, как ее изобразили в фильме «Пролетая над гнездом кукушки» (One Flew Over the Cuckoo’s Nest)», — говорит доктор Сингх. Но сегодня, отмечает он, эта процедура стала гораздо безопаснее и лучше переносится пациентами, поэтому ее нередко используют в качестве запасного варианта для лечения людей с тяжелой формой депрессии, устойчивой к лекарственным препаратам. «Этот метод подходит не всем, но может оказаться эффективным для 70–80 процентов пациентов», — добавляет доктор Сингх.

В настоящее время инициируются новые исследования проблемы терапевтически резистентной депрессии.

Например, научные сотрудники компании Janssen проводят клинические испытания лекарственного препарата, который в перспективе способен помочь людям с ТРД, поскольку, в отличие от антидепрессантов, воздействует на другие проводящие пути в мозге.

По словам доктора Сингха, «цель сотрудников Janssen состоит в разработке инноваций, которые могут оказать реальное влияние на жизнь пациентов, обеспечив удовлетворение существующих потребностей».

Каково это — жить с ТРД? Чтобы узнать, посмотрите это видео.

Врач-психиатр в Воронеже Резников М.К.

Персональный сайт

Резистентные депрессии

Эту статью посвящаю недавно вышедшей книге о резистентных депрессиях в соавторстве с Ю.В. Быковым и Р.А. Беккером.

Само понятие резистентности (устойчивости) к лечению означает отсутствие эффекта при адекватном лечении. Депрессия не являются единственной патологией при которой отмечается резистентность, в психиатрии часто пишут о резистентной шизофрении, резистентном ОКР и т.д.
Почему именно выбрана тема депрессии? В первую очередь из-за широкой распространенности и низкой выявляемости. Общеизвестно, что одним из основных методов лечения депрессий является назначение специальных препаратов — антидепрессантов. Но что делать, если выбранный препарат не помогает? В данном случае можно задуматься о наличии резистентности. Что же такое резистентная депрессия? Это такое состояние, когда не отмечается улучшения при лечении двумя курсами антидепрессивной терапии (препаратами разных классов) в адекватной дозе (максимально переносимых) и в течение адекватного времени (не менее 8 недель). То есть о резистентности можно говорить по сути не раньше, чем через 4 месяца от начала лечения депрессивного эпизода и то только в том случае если дозировка была достаточно высокой — в идеале максимально переносимой (совершенно точно не меньше среднетерапевтической) и использовались 2 препарата разных классов, один из которых являлся достаточно мощным — представителем трициклических антидепрессантов, либо же селективных ингибиторов обратного захвата серотонина и норадреналина.
Существует несколько вариантов резистентности:

  1. Первичная (истинная) терапевтическая резистентность. Считается, что такая резистентность связана с изначально плохой курабельностью состояния пациента и неблагоприятным течением заболевания.
  2. Вторичная терапевтическая резистентность (относительная резистентность). Данный вид резистентности связан со снижением терапевтической эффективности психотропных лекарств вследствие развития нечувствительности рецепторов.
  3. Псевдорезистентность. Этот вид резистентности истинной резистентностью не является и связан либо с неадекватной или недостаточно интенсивной психофармакотерапией (ПФТ), которая проводится без учета характера психопатологической симптоматики и степени ее тяжести, ведущего психопатологического синдрома и нозологии, а также без учета сопутствующих заболеваний.
  4. Отрицательная терапевтическая резистентность (или интолерантность). В этом случае речь идет о повышенной чувствительности больного к развитию побочных эффектов психотропных лекарств.

Что же делать, если выявлена резистентность к антидепрессивной терапии?
Существует несколько шагов по преодолению резистентности.
Первым шагом лечения резистентной депрессии является тщательное обследование больного с целью выявления и лечения сопутствующей психической, наркологической, неврологической и общесоматической патологии. Известно, что маскировать и отягощать депрессивные расстройства может различная сопутствующая психическая патология, например, тревожные расстройства, личностная патология, болезни зависимости. Немаловажную роль играет сопутствующая неврологическая патология: болезнь Паркинсона, рассеянный склероз, а также сопутствующая соматическая патология, в первую очередь заболевания эндокринной системы и сердечно-сосудистые заболевания. В случае выявления коморбидной патологии обязательным является ее лечение. Например, при наличии гипотиреоза лечение депрессии будет нерезультативным до назначения гормональной терапии.
Вторым шагом является оценка адекватности дозы и длительности предшествующего приема антидепрессанта и комплаентности больного к лечебному режиму. Адекватной следует считать дозу не ниже среднетерапевтической, а по возможности, она должна быть максимально переносимой. Начало клинического эффекта антидепрессанта следует ожидать не ранее чем через 2-3 недели после начала их применения в адекватных дозах.
Третий шаг заключается в смене антидепрессанта. Доказано, что замена одного препарата другим может принести эффект в 50% случаев. Здесь терапевтическая тактика зависит от того, какой антидепрессант был назначен изначально.
Четвертый шаг подразумевает под собой одновременное назначение сразу нескольких антидепрессантов, так как воздействие на различные нейромедиаторные системы может являться важным в достижении ремиссии. Например, могут использоваться такие комбинации как сертралин+тразодон, венлафаксин+миртазапин.
Пятый шаг подразумевает необходимость подключения «потенцирующих агентов» — фармакологических средств, обладающих способностью усиливать действие антидепрессанта, либо имеющих собственную антидепрессивной активностью. На сегодняшний день достоточно большое число веществ можно отнести к потенцирующим агентам. В первую очередь это стабилизаторы настроения (нормотимики). Из них наиболее изучен потенцирующий эффект солей литий, также имеются доказательства по эффективности антиэпилептических препаратов (ламотриджин, карбамазепин) и антагонистов кальция. Высокую эффективность, особенно при депрессиях с психотическими симптомами, показывает также стратегия сочетания антидепрессанта с некоторыми атипичными антипсихотиками, например, с кветиапином, оланзапином. Также в качестве потенцирующего средства могут назначаться гормоны щитовидной железы.
Шестой шаг заключается в использовании нефармакологических методов лечения. Основным методом является электросудорожная терапия. Однако имеются работы об эффективности других методов — транскраниальной магнитной стимуляции, глубокой стимуляции мозга, фототерапии.
Следует отметить, что данный алгоритм преодоления резистентной депрессии не является абсолютно жестким и, при необходимости, использование электросудорожной терапии, других немедикаментозных методов терапии или потенцирующих агентов, а также комбинирование антидепрессантов возможно и на более ранних этапах. Также на любом из этапов возможно присоединение психотерапии в дополнение к основным терапевтическим воздействиям.
Подробную информацию о резистентных депрессиях можно найти в нашей книге (Ю.В. Быков, Р.А. Беккер, М.К. Резников “Депрессии и резистентность”).

Книга доступна для заказа в нескольких Интернет-магазинах:

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector