У меня всю жизнь депрессия
Lechenienarkomanii-tomsk.ru

Вредные привычки

У меня всю жизнь депрессия

«Я не знала, зачем мне просыпаться». Личная история о жизни с депрессией

Человек в депрессии может выглядеть и вести себя совершенно обычно, но это не значит, что ему не нужна помощь.

Обычно, когда люди узнают, что у меня депрессия, я слышу что-то в духе «Никогда бы не подумал!». Так работает стереотипное мышление. Многие считают, что человек в депрессии перестаёт улыбаться, целыми днями лежит и думает о смерти. Но на самом деле у депрессии много лиц, и для каждого она разная.

Кто-то действительно впадает в полную апатию, перестаёт контактировать с внешним миром и выглядит очень грустным. А кто-то, как я в одном из эпизодов, в течение дня ведёт полноценную жизнь: ходит на работу, обедает с коллегами, смеётся над шутками; а вечером, приходя домой, ложится в кровать и часами рыдает, потому что жизнь кажется серой и бессмысленной.

Как всё началось

В моей медицинской карте три диагноза. Первый — панические атаки — появился в 22 года. Второй — депрессия — в 23. Тревожное расстройство — в 25.

Мне 28, и я завершаю терапию после очередного депрессивного эпизода. Всего таких эпизодов было пять. Кажется, это называется рекуррентная (возвращающаяся) депрессия, но официально этого диагноза в моей карте нет.

Панические атаки и тревожное расстройство сейчас в ремиссии.

Официально депрессию у меня диагностировали в 23 года. Случайно. В тот день я пошла к неврологу, потому что панические атаки превратились в неотъемлемую часть моей жизни. В это время я уже почти два месяца не выходила из дома. Шаг за порог, и начинается: в глазах темнеет, сердце колотится, дышать становится трудно, и думаешь, что вот-вот умрёшь. При панических атаках безопасное пространство (где ты чувствуешь себя нормально) постепенно сужается. К моменту моего похода к неврологу оно сузилось до площади съёмной квартиры. Тогда я решила: пора.

В общем, невролог заподозрила у меня депрессию, которую панические атаки и запустили. Так бывает. Панические атаки — очень сильный стресс для организма, а постоянный стресс может запустить депрессию.

Так я узнала, что у меня целых два диагноза. С которыми нужно было жить, работать и бороться.

На самом деле депрессия появилась гораздо раньше. Во время сессий с психотерапевтом мы определили, что первый эпизод я пережила ещё в подростковом возрасте. Я специально употребила слово «пережила», потому что своего состояния я не понимала — мне было просто очень грустно. Родители ничего не замечали, и у врачей я, соответственно, не была. В какой-то момент депрессия просто закончилась. Так бывает.

После было ещё несколько эпизодов. И этот — пятый.

Депрессия и жизнь

Даже в самые тяжёлые моменты депрессии (я называю их «ямами») внешне я оставалась обычным человеком: вела активную жизнь, ходила на работу, встречалась с друзьями. А ещё я была человеком, у которого всё было благополучно. То есть, если посмотреть на мою жизнь со стороны, мне было не из-за чего грустить. А к началу последнего эпизода у меня вообще была не жизнь, а сказка: счастливый брак, престижная работа, хороший заработок, два кота — в общем, всё что пожелаешь.

Но депрессия так не работает. Это не болезнь «от нечего делать», не болезнь «бесящихся с жиру» людей.

Депрессия — это не «просто нужно чаще думать о хорошем».

В книге «С ума сойти! Путеводитель по психическим расстройствам» депрессию очень точно сравнили с поцелуем дементора. Она высасывает из тебя всю радость и удовольствие. И остаётся только оболочка человека, который либо замыкается в себе и целыми днями лежит в кровати, либо продолжает жить привычной жизнью, но не видит в своих действиях особого смысла.

Точного объяснения причин депрессии нет. Пока врачи сходятся только в одном: скорее всего, её запускает нарушение в обмене нейромедиаторов — серотонина, дофамина и норадреналина. А вот причины, вызывающие эти нарушения, могут быть разными: как внешними, так и внутренними.

У человека может быть генетическая предрасположенность к депрессии. И мои врачи сходятся во мнении, что это мой случай. У каждого из эпизодов были свои причины: общий стресс, смерть дедушки, стресс на фоне панических атак, опять общий стресс и последний эпизод, причины которого мы пока не выяснили. Для большинства людей это, несомненно, стрессовые ситуации, но человек справляется и через какое-то время возвращается к обычной жизни. А я не справлялась — отсюда появилась мысль о генетической предрасположенности.

В каждой из ям я ощущала бессмысленность своего существования, я не знала, зачем мне просыпаться, не знала, зачем вставать с кровати.

На выходных я даже не могла выгнать себя в душ. В такие периоды я просто лежала, заказывала себе еду, курила на балконе, иногда выпивала, слонялась по квартире, сёрфила в интернете и игнорировала звонки и сообщения друзей. По ночам я лежала в кровати и рыдала. Я не делала ничего полезного и практически ничего не помню — сплошная бесцветная полоса. Если бы какой-нибудь артхаусный режиссёр решил снять фильм о жизни человека в депрессии, то в качестве сценария отлично подошёл бы мой обычный день, один и зацикленный.

Один из симптомов депрессии — ангедония, то есть снижение или утрата способности получать удовольствие. Меня ничто не интересовало, я ничего не хотела. Помню, что 31 декабря 2018 года я лежала в кровати и со слезами говорила мужу, что я не хочу ехать отмечать Новый год, что я хочу остаться здесь, под одеялом. В итоге меня победило чувство вины. Я понимала, что муж без меня никуда не поедет, а значит, я испорчу ему праздник. К 10 вечера я была у друзей и пила со всеми шампанское. Понадобилось много сил, чтобы собрать себя и поехать, но я смогла.

И до, и после этого эпизода я оказывалась в такой ситуации сотни раз, но всегда находила силы заставить себя что-то сделать.

Я понимала, что у каждой ямы есть дно, и, если я на это дно опущусь, вылезти будет тяжело.

Обычно это происходило так: я просыпалась, какое-то время лежала в постели и собиралась с силами, чтобы подняться. Потом я поднималась и какое-то время просто сидела на кровати, иногда начинала плакать, потому что совсем не хотела этого делать — вставать, куда-то идти. Потом я шла в душ и около часа проводила под струёй очень горячей воды. Иногда времени на сборы у меня не было, тогда я вскакивала, натягивала на себя первые попавшиеся шмотки и вылетала из квартиры — просто не давала себе времени осознать происходящее и застрять в болоте апатии.

Со стороны я выглядела совершенно обычным человеком и вела себя как совершенно обычный человек. Но внутри меня что-то было не так. Что-то постоянно наталкивало меня на мысль, что это состояние никогда не кончится и я буду жить с ним вечно. Что я никогда не начну получать удовольствие от жизни, а смеяться буду только тогда, когда смеются все, ради приличия.

Лечение

С момента, как мне диагностировали депрессию в первый раз, моё лечение не изменилось: это сочетание медикаментозной и психотерапии. Таблетки помогают мне привести в порядок тело и мозг, а психотерапия — разобраться, что происходит в моей голове.

Несколько раз мне меняли антидепрессанты, потому что предыдущие не подходили или слабо действовали. Но это не проблема с врачом, просто так работает мозг. Кому-то подходят одни препараты, кому-то другие. И толерантность к медикаментам у всех разная. Например, моего друга, с которым мы лечимся у одного врача, буквально уносит с четверти таблетки одного успокоительного, а меня не берёт и половина.

Одна из проблем лечения депрессии — её табуированность. Ты не можешь её обсудить ни с кем за пределами медкабинета. Люди могут не понять, решить, что ты псих, или начать заваливать «полезными» советами типа «Отвлекись, посмотри хорошее кино». А ещё тебе может попасться некомпетентный безучастный врач.

Однажды мой психиатр был в отпуске, а у меня начались соматические проблемы с дыханием. Это случилось не в первый раз, и я точно знала, что делать. Поэтому я просто записалась к больничному психотерапевту по страховке. Я ушла посреди приёма, громко хлопнув дверью. Сказать, что я была в ярости, — не сказать ничего. В первый раз я услышала классическое «Подумайте о хорошем перед сном, и всё пройдёт». Я до сих пор не понимаю, как этот врач получил образование. К тебе приходит человек за помощью, а ты обесцениваешь его проблемы и разговариваешь с ним как с ребёнком.

Такое отношение врачей — это ещё одна проблема, из-за которой люди боятся идти к доктору или не продолжают лечение после первой сессии.

Однажды я набралась смелости и рассказала о своём состоянии другу. И оказалось, что мой друг искал точно такого же человека, с которым можно было всем этим поделиться. Но так же, как и я, боялся.

Это был один из переломных, по моему мнению, моментов лечения. Я решила, что не буду бояться говорить людям, что со мной происходит. Не буду скрывать своего состояния и не буду сваливать его на плохое настроение. Это очень важно, потому что сокрытие эмоций только усиливает нервное напряжение.

С тех пор как я стала открыто говорить о своём состоянии, я обнаружила, что вокруг очень много людей таких же, как я, и одновременно других. Мне писали знакомые и знакомые знакомых, рассказывали свои истории и просили совета. Чаще всего — порекомендовать врача. Я уже писала, что у депрессии много лиц, как и у других психических заболеваний. И все эти люди были разными. Кто-то беспокоился о том, что о нём подумают. Кто-то не хотел принимать лекарства, боясь подсесть (а некоторые препараты действительно вызывают привыкание). Кто-то опасался, что за ним на всю жизнь закрепится клеймо «психа».

Выздоровление

Сейчас я заканчиваю медикаментозную терапию, то есть прекращаю пить таблетки. Мой психиатр считает, что я к этому готова. Я, если честно, не очень в этом уверена. Лечение последнего эпизода строилось на трёх опорах: лекарствах, терапии и поддержке близких. А останется две. Это немного страшно. Я бы сравнила этот страх с поездкой на двухколёсном велосипеде без страховочных колёс.

Страшно, потому что всё может повториться. И моя история болезни такую вероятность вовсе не исключает. Больше всего меня страшит не сама болезнь, а состояние, в котором я нахожусь в эти периоды. Иногда начинает казаться, что это никогда не кончится. А такие мысли, как вы понимаете, не способствуют выздоровлению. У меня были периоды, когда я начинала понимать самоубийц. Нет, я совсем не думала о суициде, но иногда это и вправду казалось единственным способом избавиться от этого состояния.

Читать еще:  Психология как выйти из депрессии самостоятельно

Но на самом деле мне действительно лучше. За все эпизоды, которые со мной случались, так я могу сказать в первый раз. У меня нормальное настроение. Не хорошее, просто нормальное. Нужно долго пробыть на дне эмоциональной ямы, чтобы радоваться таким вещам. У меня опять появились интересы, я вернулась к любимым пешим прогулкам и много читаю. Я не провожу все выходные под одеялом. И я смеюсь, когда действительно смешно.

Могу ли я считать это победой? Да. Могу ли я сказать, что полностью здорова? Нет. Моя терапия ещё не окончена. Я пережила не первый депрессивный эпизод. И нет никаких гарантий, что он будет последним.

«Я не псих!»: реальная история о том, как жить с депрессией

Порой за нашей сонливостью и ленью кроется нечто большее , чем банальная усталость. Анна Родина рассказала о том , как не сойти с ума , перестать винить себя во всех грехах и найти силы на борьбу с депрессией.

Cosmo рекомендует

Супер-вещь: 5 лучших жакетов с мужского плеча

День влюбленных — каждый день: топ-5 украшений с сердечками

Я бежала по Покровке в слезах и думала , что я , во-первых , никогда в жизни не найду этот адрес , а во-вторых , что я псих. Точно псих.

Два дня назад мой психолог мягко предложила мне проконсультироваться с психиатром. Психологи не имеют права ставить диагноз « депрессия», определять ход лечения расстройства личности , назначать лекарства. Но заметить , что с тобой что-то не так , могут.

А со мной было не так. Предыдущие полгода я практически не спала — просыпалась каждые два часа , как молодая мать. Могла проснуться в пять и бродить , а потом без сил свалиться спать почти в девять — как раз когда нужно было вставать.

Днем я задергивала шторы и лежала на диване. Срывала сроки проектов , потому что не могла встать. Могла час ходить по району — не в силах выбрать кафе , чтобы позавтракать. Завтрак везде был примерно одинаковым — ну , яичница , кофе , тосты , но я не могла сконцентрироваться и остановить выбор на каком-то одном месте. Меня то выводила из себя немытая посуда , оставленная домашними , то вдруг накрывало отвращением к себе или жалостью к окружающим , даже к вымышленным героям. Например , весь фильм « Движение вверх» я прорыдала навзрыд — так мне было жалко советских спортсменов , израильских спортсменов на Олимпиаде , прибалтийских спортсменов в российской сборной , отдельно Владимира Машкова и себя , которая могла бы писать текст , а вместо этого сидит и смотрит фильм.

Довольно любопытный человек , я перестала читать книги , интересные статьи. Как будто в голове закончилось место для новой информации , остались только базовые настройки: вот это дорога на кухню , это — к подушке.

В третий , кажется , раз обегая Покровку в поисках нужного мне здания , я подумала , что во мне действительно что-то сломалось. Предыдущие несколько месяцев то , что я трачу на слёзы час-другой в день , у меня вопросов не вызывало. Ну , ленивая скотина , которая просто не хочет работать , ничтожество , которое вот-вот разоблачат и выгонят ( например , из профессии), ну что же тут удивительного. Себя я не жалела — у меня же две ноги , две руки , голова на плечах. Просто я нытик.

Мне не давали забыть об этом: социальные сети , беспощадная круглосуточная пресс-конференция всех перед всеми , транслировали отношение общества к депрессии.

« Ты просто любишь валяться. Наши родители работали , и что-то не помню , чтобы кто-то из них болел депрессией».

« Просто соберись , встань и сделай».

« Это просто погода , вот ты и хандришь».

Все это я , шмыгая носом , выложила доку. Спросила , псих ли я. Доктор — психиатр , профессор лет шестидесяти пяти — усмехнувшись , сказал , что « вы психов не видели», а со мной все в порядке. Только астения , депрессия , которая тянется , как выяснилось , с 2013 года , и острый невроз. Только?! Спокойно , всё это лечится. Вам станет легче. Не завтра , но скоро.

Я вспомнила 2013 год: вот я сижу в лофте-редакции перед новеньким макбуком и ворохом разноцветных приглашений на премьеры , показы и вечеринки на столе. У меня звонит телефон , а я сижу и смотрю на свою руку. Я не могу протянуть ее и взять трубку. У меня нет сил.

Помните прошлогодний флешмоб #faceofdepression? На фотографиях там улыбающиеся люди. И у кого-то в это же самое время — тяжелый невроз , у кого-то — депрессия. Кто-то был на грани самоубийства и перешагнул эту грань. У меня есть фотографии марта 2013 года: на них я веселая , обласканная поклонниками и друзьями. Я понятия не имею , что у меня депрессия , и «ведусь» на предложения друзей выпить , чтобы снять стресс , потому что наверняка я «просто устала».

Сейчас , спустя пять лет , два года психотерапии и четыре месяца на антидепрессантах , я знаю , что тогда я не уставала. Я не была « ленивой скотиной». Я не сделала ничего , за что мне стоило бы себя винить или ненавидеть. Я просто заболела — расстройство личности не обязательно запускает внешний фактор , например , травма или смерть близкого человека. Иногда все действительно происходит только в твоей голове — и это единственное « просто», которое применимо к депрессии.

Никакого « просто собери волю в кулак» не существует. Когда ты в депрессии , у тебя нет воли. Это не тоска и не сезонная хандра , ты не можешь прекратить это с помощью одних только собственных ресурсов.

Если вам кажется , что в депрессии ваш друг , не говорите ему ничего со словом « просто». Не тормошите его , но и не оставляйте в одиночестве — скорее всего , ему , как и мне , нелегко привыкнуть к тому , что все , что с ним происходит, — это болезнь. Что он лежит на диване не потому , что ленивая никчемная скотина , а потому , что по‑другому сейчас не получается. Скорее всего , ему стыдно , а все достижения кажутся какой-то ошибкой , случайностью , он всего этого не заслуживает. Побудьте рядом. Покажите , что он вам нравится любым — даже когда не нравится сам себе. Не обесценивайте его тем , что « другим еще хуже», — сферическим другим от того , что вы попытаетесь сделать депрессию друга малозначительной , лучше не станет , а вот другу хуже стать может.

Поговорите с ним о чем-то кроме депрессии — поверьте , он не взорвется у вас в руках , если вы обсудите с ним , например , ужасную игру актеров в фильме « Матильда» или Чемпионат мира по футболу. Не обижайтесь , если на ваши восторги друг , когда-то фанат футбола , лишь вяло пожмет плечами — у него сейчас нет сил.

Но будут. И он не псих.

«Я жалею, что не сделала грудь раньше»: личный опыт мамы двоих детей

Может ли быть депрессия всю жизнь или это определенный синдром?

Доброго времени суток. Я решила понять, что со мной происходит. Мне 24 года, детей нет, нет мужа (не хочу). Отношение с родителями хорошие (проживаю с ними). На протяжении всей жизни я сталкивалась с трудностями в общении. Мне трудно заводить друзей (даже не хочется), страшно находиться на улицах, в обществе, социуме. На меня нападают депрессивные мысли, полная прокрастинация, апатия и социофобия, с каждым разом ухудшающаяся. С 18 по 20 лет болела анорексией, которую вылечила дома (не выходила на улицу год). С недавного времени я предпочитаю молчать, кивать, не выходить из дома (но учеба в институте меня обязывает. Учеба дается с трудом из-за взаимодействия с людьми/публичными выступлениями/толпой/навязыванием общения). Я боюсь телефонных звонков и даже отвечать сообщениями. Передвигаюсь по улицам только вместе с мамой/папой (одной страшно). Когда-то я думала, что это застенчивость, черта характера, но чем дальше, тем хуже. Я чувствую, что со мной что-то не так. Всё не так. Мне приходится даже копировать мимику и улыбаться (подражать), чтобы люди что-то не заподозрили. Врать о себе, о работе, которой нет. У меня хроническая бессонница. С каждым новым наступившим годом надеюсь, что он будет последний. Планировала суицид (сорвался). Планирую его до сих пор, как запасной план будущего. Впервые об этом задумалась в начальной школе. Мне трудно жить в социуме. Я не хочу в нём жить, но понимаю, что придется учиться этому. Было бы хорошо, если бы я могла жить только в одной комнате, занимаясь делами, которые мне нравятся. Дома я спокойна, никто меня не пугает. Мне нравится читать книги, слушать ASMR, гладить собаку. Я проходила различные тесты в интернете на социофобию (высокий балл), депрессию (высокий балл). Неуверенность в себе постоянная, с детства (страдаю социофобией тоже с детства). Проходила ещё некоторые методики, которые направлены на выявление синдрома Аспергера (высокая вероятность, которую рекомендовали сообщить специалисту). Я хочу понять, что со мной. Хочу знать, что происходит. Хочу перестать притворяться человеком, который хочет общаться. Но я не знаю, где и как это можно узнать. Возможен ли у меня синдром? Может ли депрессия быть всю жизнь? Можно ли избавиться от этого или уже нет? Адаптироваться к обществу?

Автор вопроса: Лилия Возраст: 24

На вопрос отвечает психолог Журавлёв Александр Евгеньевич.

Давайте попробуем поговорить откровенно.

Судя по количеству терминов, которыми ВЫ оперируете, Вы — человек подкованный, продвинутый и довольно заинтересованный.

Так вот! Кто, как не Вы, должен понимать и чётко себе представлять, что

НИКТО НИКОГДА НЕ СТАВИТ НИКАКОЙ ДИАГНОЗ ДИСТАНЦИОННО И НИКТО НЕ ДАЁТ ОЦЕНКУ СОСТОЯНИЮ ПСИХИКИ НА РАССТОЯНИИ. Я сейчас о приличных и выученных специалистах.

Про симптоматику мы говорить не будем, потому что 8 из 10 человек на вопрос о том, что у тебя на душе творится, перечислят и назовут кучу всего, что в клинике психических расстройств имеет свои обозначения и имеет непосредственное отношение к разным неприятным состояниям, от ОКР до , простите, тяжёлых психозов и шизофрении!

Ну, мы именно так об этом и привыкли говорить, вкладывая в слова очень индивидуально окрашенный смыл!

Задаёте вопрос о том, как жить, как бороться, как быть счастливой?

— Можно сделать вывод о том, что критический анализ в Вас не умер, критическое осмысление есть, а значит, что это точно не что-то из ряда вон!

Что может Вам сказать психолог?

Что вопрос десоциализации и утрате социально активных навыков в 21-м веке — это , к сожалению, общее место. С развитием всяко-разно средств коммуникации, с появлением множества источников получения разной информации, с появлением возможности ПАССИВНО пользоваться, потреблять информационную лавину и т.д. коммуникативные навыки, навыки реальной самопрезентации, навыки активного слушания стали редуцироваться, теряют практическую значимость на уровне обычной жизни.

В-общем, это проблема времени и поколения.

Но никто никому не запрещал развиваться, работать над собой и вообще, простите, жить так, как хочется!

Читать еще:  Чем опасны антидепрессанты

Вот в этом -то и есть основной вопрос: ЖИТЬ! Как? Чем? С кем? В каком качестве? Чего ждать? Что делать? Кто виноват?))))))))))

Любое депрессивное состояние держится и проистекает из смысла жизни. То есть, держится на отсутствии смысла и проистекает из того, что он теряется!

Задача — найти и определить!

Главным вопросом в таком случае становится не «как» и «чем», а ЗАЧЕМ.

Я уже говорил, что Ваше неспокойствие — хороший признак. Значит, что-то Вас смущает что-то Вам дискомфортно. Тем более, что Вы сами описываете моменты несоответствия, моменты дисгармонии. Вы всё о себе знаете! даже больше, чем нужно.

Мне кажется, что нужно позволить себе пожить так, как хочется. Одна-не одна, с обществом — без общества, как угодно, но лишь бы было комфортно.

Гладьте собаку, живите с родителями, читайте книги, ни с кем не общайтесь — ради Бога!

Параллельно можете подумать над тем, как всё-таки ощущать динамику, развитие. Можете промониторить пространство вокруг на предмет того, как зарабатывать. Хоть как-то, хоть сколько-то, но зарабатывать! Это даст Вам ощущение причастности, актуальности и даже подтверждённости. Работать посильно могут даже очень ограниченные в своих способностях люди.

Это поможет Вам хоть как-то начать интегрироваться в социум. И это будете контролировать только Вы! Навязывать Вам свой стиль и уровень коммуникативности никто не сможет. Только лично Ваши потребности и Ваше желание.

Пока ограничьте себя этим. Ничего не надо требовать от себя сверх того, на что Вы способны именно сейчас.

Кстати! Хотите консультироваться по своему состоянию и здоровью со специалистами — консультируйтесь. Тут, возможно, потребуется и клинический психолог, и психиатр. А может быть, никто и не потребуется!

Главное — найти хоть какие -то варианты по вопросу «зачем я живу»!

Говорить Вам о религии, о духовности я не буде, потому что это слишком уж долго. И Вы сами можете найти все материалы в интернете.

Самое первое — вопросы «зачем» и «почему» абсолютно неуместны у верующего человека.

И — конечно — про волю Божью, в которой лично я не сомневаюсь ни секунды. А Вы — не знаю!

Вообще, вера Вам бы помогла.

Видите? Об этом можно говорить бесконечно.

а вот совсем конкретно — вот:

Вы любите животных?

Я бы подумал в этом направлении. Попробуйте хоть как-то помогать им — беспризорным и бездомным, но благодарным, добрым и очень-очень верным в своей любви и привязанности.

Вы умеете фотографировать? Хотя бы на телефон. Попробуйте сделать что-то оригинальное, необычное и попробуйте выложить в любой соцсети. Вы увидите, что это будет интересно! А потом напишите мне, какое ощущение у Вас появилось, когда Вы поняли, что интересны. Вернее, интересно то, что Вы делаете, транслируете без особых коммуникативных ресурсов и затрат!

Это — первое, что пришло в голову. Но если подумать, то. ))))

Суицид глуп и не оправдан. Во всяком случае, пока ты не сказал всё, что мог и хотел!

Ведь потом не договоришь, не доделаешь, не переделаешь и не исправишь!

Держитесь и всё будет отлично! И начинайте искать смысл! Может быть, в этом Вам поможет консультация с психологом!

На пороге вечности: 10 лет клинической депрессии как способ справиться с депрессией

Читатель TJ о долгой борьбе с депрессией.

Зачем это здесь?

В связи с определённым общим резонансом, вызванным смертью солиста Linkin Park, и некоторым непониманием со стороны общественности её собственного отношения к такому распространённому явлению как «депрессия», я решил написать заметку о том, как вот уже более 10 лет живу с диагнозом «клиническая депрессия» (или БДР), как справляюсь с этим, каким вижу своё будущее и почему я понимаю людей, которые не считают депрессию заболеванием, а тем более серьёзным недугом.

Каждый человек по-своему уникален, поэтому я не буду обобщать говорить за всех людей, у которых есть подобные проблемы. Я надеюсь, что эта заметка поможет некоторым людям лучше понять своё внутреннее состояние и сделать верные шаги в сторону его улучшения.

Когда я заметил, что что-то идет не так?

Я был подростком, у которого были отличные друзья, была хорошая любящая семья и жизнь, насыщенная яркими событиями. Ну откуда быть депрессии? Ну да, случалось со мной пару бед, то под машину попал, то упал с третьего этажа — ерунда в масштабах Вселенной. Необъяснимые мысли в голове, чувство безысходности, полное отсутствие эмоций — всё это шло по нарастающей вперемешку с обычной жизнью школьника, постепенно (и незаметно для меня самого) вытесняя обычную жизнь и оставляя лишь желание перемен.

Только одно в этом всем было странно – жизнь была полна перемен. Я много путешествовал, закончил школу, строил карьеру, нашёл себе девушку, но почему-то ничего из этого не вызывало никаких эмоций. В какой-то момент, я понял, что должен чувствовать радость и искренне этого хочу, но радость не пришла. Пришла пора брать себя в руки.

Сперва я не хотел обращаться к врачу, ведь мы живём в такой стране, где тебе противопоказано быть человеком, которому нужна помощь психиатра. Обратившись к родным, я понял лишь, что моя мама сама страдает от этого недуга, а отцы генетически не предрасположены к общению с сыновьями на подобные темы.

В дальнейшем, спустя год, моё состояние привело меня к постоянным срывам и истерикам, во время которых дома крушилась вся неугодная мне мебель, а близкие люди были вынуждены держать меня за руки и ноги, во время припадков. Всё это списывалось на переходный возраст, списывалось мной самим. Я с нетерпением ожидал конца этого сложного периода своей жизни, но почему-то он не проходил. Ничего не изменилось, и вряд ли изменится.

Психологи vs Психотерапевты

Я рассматривал психолога, в качестве таблетки аспирина при простуде. Он оказался пластырем при внутреннем кровотечении.

К моему удивлению, многие не знают разницы между двумя этими профессиями. К психологам приходят «клиенты», а к психотерапевту «больные». Я рассматривал психолога, как первый этап, а если не поможет — то тогда обращусь к психотерапии. Это была моя главная ошибка. Я рассматривал психолога, в качестве таблетки аспирина при простуде, а он оказался пластырем при внутреннем кровотечении.

Нужно понимать, что ясность мыслей во время депрессии не покидает тебя, ты осознаешь, что при всём своём желании ты не можешь наслаждаться жизнью и хочешь это изменить, и здесь выбор зависит только от тебя: понимаешь ли ты, что испытываешь временные проблемы в связи со стрессом и личными проблемами или же ты чувствуешь, что у тебя заболевание, которое влияет на твой организм.

К счастью, мне удалось рано осознать свою ошибку (я потратил не так много денег) и после нескольких визитов к психотерапевту, сдачи анализов и прохождения специальных тестов – мне установили диагноз.

Признавался ли я окружающим?

В глубине души ты хочешь, чтобы тебя пожалели, поухаживали, покачали головой, драматично прицокивая.

Близким людям я безусловно признался в проблеме. Это ведь стало оправданием, панацеей от мудое***ва (плохого поведения). Сорвался на близких: «Как ты не можешь понять!? Я же болен! Это болезнь!». Не можешь сделать что-то важное, завершить начатое: «Это всё мой недуг, он прогрессирует». В глубине души, хочешь, чтобы пожалели, поухаживали, покачали головой, драматично прицокивая. Но это состояние быстро проходит, и причина крайне проста — это не помогает. Ошибочно полагать, что люди в депрессии хотят просто лежать в кровати и умирать.

Я всё время хотел что-то делать, заполнять свой график, каждую его минуту. Мне хотелось чувствовать, испытывать эмоции. Иногда я понимал, что даже путешествие в другую страну не вызывает у меня никаких впечатлений. Вне своего круга общения тебя преследует чувство стыда — депрессия это не то, о чём можно поболтать в баре с друзьями (тогда мне так казалось). И вот что я понял исходя из общения с людьми и своей насыщенной социальной жизни.

Никто ничего не увидит. И не должен.

Если ты не можешь объяснить себе, что с тобой не так, то почему кто-то другой должен это понять?

Даже в глубокой депрессии есть место для смеха, шуток, приятных занятий – люди разделяют эти моменты с тобой, видят твою улыбку и не думают, что за ней стоит. И будет лучше, если не станут думать. Для объяснения этого умозаключения я составил отдельный топ

«На что тебе жаловаться?» «У тебя крутая работа, жена красавица, ты себе ни в чём не отказываешь?» «Да ты должен быть счастлив!» «Не всем так повезло! Дети в Африке голодают!» «Я не понимаю, с чего ты решил, что ты несчастлив?»

Пять худших способов «вылечить» депрессию

5 место: «Слушай, ну просто мысли позитивно! Вставай и радуйся жизни, солнцу, погоде!»

Справедливости ради, я поставил этот совет на пятое место, потому что от него есть своеобразная польза – ты учишься изображать нужные эмоции в нужных ситуациях. Я испытывал трудности, когда люди говорили, что любят меня или дарили подарки, а моё выражение лица не изменялось. Но со временем, я понял, как отыгрывать свою роль. А дальше, как с оргазмом у женщин: если долго симулировать, однажды обязательно его испытаешь. Так я впервые за долгое время смог почувствовать радость.

4 место: «Попей валерьянки, глицинчику. Пробовал ромашковый отвар?»

Если ты заболел – ты пьёшь лекарства. Народная медицина –в лучшем случае не навредит, а в худшем.

3 место: «Мы все через это проходим, и мне также бывает, и ничего, живем ведь»

У вас умер родной человек, к вам подходит ваш друг и говорит «Мы все через это проходим, все ок». Прав ли он? Да. Это то, что вы хотите слышать? Нет.

2 место: «Все будет хорошо»

Не будет, если ничего для этого не делать (то есть не лечиться).

1 место: «На что тебе жаловаться?» «У тебя крутая работа, жена красавица, ты себе ни в чём не отказываешь?» «Да ты должен быть счастлив!» «Не всем так повезло! Дети в Африке голодают!» «Я не понимаю, с чего ты решил, что ты несчастлив?»

Самое худшее, что можно сказать человеку. Ведь я тоже не понимаю. В этом и смысл. Я не понимаю, почему чувствую себя несчастным, я хочу это исправить – именно поэтому это считается заболеванием.

Именно поэтому не стоит искать решение проблемы в общением с людьми. Депрессия это не то, что можно вылечить разговорами по душам. Лучше обратиться к специалисту и начать лечение.

Что общего у терапии и лечения?

Ответом на многие вещи становится обыкновенная любовь.

Как я пришёл к тому, чтобы начать пить лекарства? Было стыдно. Казалось, что это грань. Приняв решение принимать антидепрессанты, ты начинаешь думать, что «сдался», что больше ты не будешь чувствовать себя полноценным.

Читать еще:  Депрессия у детей

Именно по этой причине долгое время, я долгое время пренебрегал назначениями врача и использовал «вспомогательные» инструменты — медитативные техники, релаксацию, различные виды творческой терапии. В конечном итоге, когда ничего уже не осталось, я признался в этом врачу. Реакция была просто замечательной: «Это лучшее, что ты мог сделать для того, чтобы наконец начать лечиться».

Есть у нашего народа забава такая, самолечением заниматься – поэтому я не буду указывать названия препаратов, которые перепробовал по назначению лечащего врача. Скажу лишь, что их было больше 10. И риск действительно реален. Например, за всё время своей депрессии меня ни разу не посещала мысль о самоубийстве, но после пробы одного препарата, я поймал себя на этом.

Чувство реальности остаётся на своём месте, но исчезает чувство страха. Верным решением было сменить препарат, а не отказаться от приёма лекарств окончательно. Потому что в итоге я нашёл те медикаменты, которые действительно мне помогли. Я использую эту ситуацию, когда люди сомневаются в «серьёзности» депрессии: если мы идём на этот риск, осознавая, что он может привести к смерти — представьте, как сильно хочется начать жить.

Но я убеждён, что медикаменты — это не лечение, а лишь терапия. Ты лечишься не лекарствами, а всем тем, чем занимался до их приёма, но без гнёта отягощающих обстоятельств. Ответом на многие вещи становится обыкновенная любовь, которую ты можешь отдавать и получать взамен. За все эти 10 лет борьбы с болезнью, я понимаю, что она не покинула меня – но всё, что делает меня счастливым случилось именно благодаря моей борьбе с ней.

Все лучшие моменты моей жизни произошли лишь по той причине, что их катализатором выступил мой недуг. Я всё ещё испытываю порой чувство безысходности и меня мучают мигрени, но благодаря лечению я смог стабилизировать своё настроение и уменьшить число срывов с 10-15 до 1-2 в год. Накопленные мной воспоминания, которые в своё время не произвели должного эффекта вызывают приятное чувство ностальгии, и это делает меня счастливым человеком.

Как реагировать? Как понять, что человеку нужна помощь?

Помочь человеку сможет только специалист. Если кто-то обращается к вам с подобными проблемами, наилучшим вариантом будет убедить его в том, что обратиться к врачу – лучшее решение. Сделать это необходимо как можно более простым и раскрепощённым языком. Ментальные заболевания всегда стоят особняком, о них рассказывают реже, чем о венерических, поэтому важно создать доверительную обстановку.

Если человек решил излить вам душу, взял за пуговицу и вы понимаете, что уже не отделаетесь – просто слушайте. Не нужно пытаться подбодрить человека, наилучшим решением будет выразить свою неспособность оценить сложность ситуации, в которой прибывает ваш близкий человек.

Почему многие думают, что у них депрессия?

Если вам кажется, что у вас депрессия – установите её причину. Если вам это не удалось – у вас депрессия.

Потому что в большинстве своём, они будут правы. Все мы в той или иной степени подвержены депрессивным состояниям, но как и любую другую болезнь — её можно получить с рождения, можно «запустить», что выльется в развитие осложнений, а можно проводить регулярную профилактику и тем самым уберечь себя от непоправимых последствий.

Главное вовремя понять, когда нужно «взять больничный», ведь плохое настроение вылечить гораздо проще, чем психическое отклонение. Если вам кажется, что у вас депрессия — установите её причину. Если вам это не удалось — у вас депрессия.

Чем это закончится?

Я не знаю. Никто не знает. Но неопределённость всегда лучше, чем безысходность. Для себя я вывел следующие правила, которые помогают мне поддерживать себя в нормальном состоянии:

1) Постоянный рост. Карьерный, личностный, интеллектуальный – не имеет значения, любое достижение – это изменение вас как личности, и переход от той личности, которая страдала депрессией к счастливому человеку возможен именно благодаря развитию.

2) «Эмоциональные директ-костинг». Я разделяю свои чувства и эмоции на «постоянные» и «переменные» — постоянные эмоции и чувства позволяют сохранить стабильное самочувствие, а переменные привносят новые и неожиданные ощущения. Благодаря подобному разделению, я понимаю что должен чувствовать в тот или иной момент.

3) Социальная активность. Каждый раз, когда ты общаешься с интересным человеком — ты перенимаешь часть его личности и проявляешь эмпатию. Таким образом, по кусочкам, ты собираешь из всего представленного социума лучшие эмоциональные черты, которые положительно отражаются на твоей конечной личности. Мы продукт нашего окружения, и в данном случае это играет мне на руку.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы рассказать свою историю.

«Я не псих!»: реальная история о том, как жить с депрессией

Порой за нашей сонливостью и ленью кроется нечто большее , чем банальная усталость. Анна Родина рассказала о том , как не сойти с ума , перестать винить себя во всех грехах и найти силы на борьбу с депрессией.

Cosmo рекомендует

Супер-вещь: 5 лучших жакетов с мужского плеча

День влюбленных — каждый день: топ-5 украшений с сердечками

Я бежала по Покровке в слезах и думала , что я , во-первых , никогда в жизни не найду этот адрес , а во-вторых , что я псих. Точно псих.

Два дня назад мой психолог мягко предложила мне проконсультироваться с психиатром. Психологи не имеют права ставить диагноз « депрессия», определять ход лечения расстройства личности , назначать лекарства. Но заметить , что с тобой что-то не так , могут.

А со мной было не так. Предыдущие полгода я практически не спала — просыпалась каждые два часа , как молодая мать. Могла проснуться в пять и бродить , а потом без сил свалиться спать почти в девять — как раз когда нужно было вставать.

Днем я задергивала шторы и лежала на диване. Срывала сроки проектов , потому что не могла встать. Могла час ходить по району — не в силах выбрать кафе , чтобы позавтракать. Завтрак везде был примерно одинаковым — ну , яичница , кофе , тосты , но я не могла сконцентрироваться и остановить выбор на каком-то одном месте. Меня то выводила из себя немытая посуда , оставленная домашними , то вдруг накрывало отвращением к себе или жалостью к окружающим , даже к вымышленным героям. Например , весь фильм « Движение вверх» я прорыдала навзрыд — так мне было жалко советских спортсменов , израильских спортсменов на Олимпиаде , прибалтийских спортсменов в российской сборной , отдельно Владимира Машкова и себя , которая могла бы писать текст , а вместо этого сидит и смотрит фильм.

Довольно любопытный человек , я перестала читать книги , интересные статьи. Как будто в голове закончилось место для новой информации , остались только базовые настройки: вот это дорога на кухню , это — к подушке.

В третий , кажется , раз обегая Покровку в поисках нужного мне здания , я подумала , что во мне действительно что-то сломалось. Предыдущие несколько месяцев то , что я трачу на слёзы час-другой в день , у меня вопросов не вызывало. Ну , ленивая скотина , которая просто не хочет работать , ничтожество , которое вот-вот разоблачат и выгонят ( например , из профессии), ну что же тут удивительного. Себя я не жалела — у меня же две ноги , две руки , голова на плечах. Просто я нытик.

Мне не давали забыть об этом: социальные сети , беспощадная круглосуточная пресс-конференция всех перед всеми , транслировали отношение общества к депрессии.

« Ты просто любишь валяться. Наши родители работали , и что-то не помню , чтобы кто-то из них болел депрессией».

« Просто соберись , встань и сделай».

« Это просто погода , вот ты и хандришь».

Все это я , шмыгая носом , выложила доку. Спросила , псих ли я. Доктор — психиатр , профессор лет шестидесяти пяти — усмехнувшись , сказал , что « вы психов не видели», а со мной все в порядке. Только астения , депрессия , которая тянется , как выяснилось , с 2013 года , и острый невроз. Только?! Спокойно , всё это лечится. Вам станет легче. Не завтра , но скоро.

Я вспомнила 2013 год: вот я сижу в лофте-редакции перед новеньким макбуком и ворохом разноцветных приглашений на премьеры , показы и вечеринки на столе. У меня звонит телефон , а я сижу и смотрю на свою руку. Я не могу протянуть ее и взять трубку. У меня нет сил.

Помните прошлогодний флешмоб #faceofdepression? На фотографиях там улыбающиеся люди. И у кого-то в это же самое время — тяжелый невроз , у кого-то — депрессия. Кто-то был на грани самоубийства и перешагнул эту грань. У меня есть фотографии марта 2013 года: на них я веселая , обласканная поклонниками и друзьями. Я понятия не имею , что у меня депрессия , и «ведусь» на предложения друзей выпить , чтобы снять стресс , потому что наверняка я «просто устала».

Сейчас , спустя пять лет , два года психотерапии и четыре месяца на антидепрессантах , я знаю , что тогда я не уставала. Я не была « ленивой скотиной». Я не сделала ничего , за что мне стоило бы себя винить или ненавидеть. Я просто заболела — расстройство личности не обязательно запускает внешний фактор , например , травма или смерть близкого человека. Иногда все действительно происходит только в твоей голове — и это единственное « просто», которое применимо к депрессии.

Никакого « просто собери волю в кулак» не существует. Когда ты в депрессии , у тебя нет воли. Это не тоска и не сезонная хандра , ты не можешь прекратить это с помощью одних только собственных ресурсов.

Если вам кажется , что в депрессии ваш друг , не говорите ему ничего со словом « просто». Не тормошите его , но и не оставляйте в одиночестве — скорее всего , ему , как и мне , нелегко привыкнуть к тому , что все , что с ним происходит, — это болезнь. Что он лежит на диване не потому , что ленивая никчемная скотина , а потому , что по‑другому сейчас не получается. Скорее всего , ему стыдно , а все достижения кажутся какой-то ошибкой , случайностью , он всего этого не заслуживает. Побудьте рядом. Покажите , что он вам нравится любым — даже когда не нравится сам себе. Не обесценивайте его тем , что « другим еще хуже», — сферическим другим от того , что вы попытаетесь сделать депрессию друга малозначительной , лучше не станет , а вот другу хуже стать может.

Поговорите с ним о чем-то кроме депрессии — поверьте , он не взорвется у вас в руках , если вы обсудите с ним , например , ужасную игру актеров в фильме « Матильда» или Чемпионат мира по футболу. Не обижайтесь , если на ваши восторги друг , когда-то фанат футбола , лишь вяло пожмет плечами — у него сейчас нет сил.

Но будут. И он не псих.

«Я жалею, что не сделала грудь раньше»: личный опыт мамы двоих детей

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector