Лечение шизофрении в сша
Lechenienarkomanii-tomsk.ru

Вредные привычки

Лечение шизофрении в сша

Особенности лечения шизофрении за рубежом

Ум за разум

Ученые из Королевского колледжа в Лондоне пришли к сенсационнному выводу относительно шизофрении. Заболевание затрагивает весь организм, а не только нервную систему, как считалось ранее. У пациентов с начальной стадией заболевания гиперактивная иммунная система и высокий риск развития диабета.

Шизофрения в течение жизни проявляется у 1 человека из 100. Он перестает различать реальность и выдумки. Заболевание провоцирует галлюцинации, маниакально-депрессивное поведение. Современные методы лечения позволяют пациентам вести полноценную жизнь.

Что такое шизофрения?

Шизофрения — это психическое заболевание, при котором у человека стирается грань между реальным миром и ложными убеждениями, галлюцинациями. Она проявляется у 1% населения земного шара.

У большинства пациентов болезнь протекает периодами: симптомы то полностью исчезают, то появляются с новой силой. Начинается заболевание с неряшливости и потери интереса к прежним увлечениям. Если заболевание не лечить, могут появиться галлюцинации и беспричинная агрессия.

Начало заболевания проявляется эмоциональной черствостью. Человек теряет интерес к хобби, не испытывает эмоций по отношению к близким. Он может бросить любимую работу или расстаться с дорогим человеком. Это и есть первые признаки шизофрении.

К внешнему виду большинство пациентов относятся небрежно. Одежда может быть потрепанной, порванной. Дома тоже беспорядок: не убрано, множество ненужных вещей.

Круг интересов сужается, остаются только физиологические потребности, и те выражены неярко. Например, человек забывает поесть.

Пациентам с шизофренией тяжело сконцентрироваться на одной мысли. Они находят дополнительные смыслы в словах, предложениях, используют только им понятные абстракции.

Без необходимого лечения болезнь прогрессирует. Могут появиться:

1) вербальные галлюцинации (пациент слышит голоса);

2) неадекватные эмоции (по отношению к близким человек проявляет беспричинную злость или агрессию);

3) бредовые идеи (человеку кажется, что за ним следят или на него охотятся).

Обычно родные замечают, что с человеком что-то не так именно на этом этапе.

Чем раньше пациент и его близкие обратятся к психиатру, тем больше шансов избавиться от симптомов. Если человек долгое время находится в мире иллюзий и страхов, мозгу сложно вернуться в нормальное состояние.

Врачи проводят тщательную диагностику, прежде чем ставить диагноз “шизофрения”.

В зарубежных клиниках психиатр обязательно проводит осмотр и опрос пациента. Доктор назначает исследования, которые исключают другие заболевания. Пациенту сообщают о результатах обследования.

Почему развивается болезнь?

Точной причины, почему возникает шизофрения, ученые пока назвать не могут.

На развитие заболевания влияют:

1) генетическая предрасположенность. Если заболевание диагностировано у обоих родителей, то в 50% случаев оно проявится и у ребенка. Если болезнь диагностирована только у матери или только у отца, риск развития шизофрении у детей — 10%. Когда болезнь выявлена у одного из однояйцевых близнецов, в 50% случаев шизофрения будет выявлена и у другого.

2) Вирусные заболевания, которые перенесла мать во время беременности и ребенок в раннем детстве. Опасны для психического здоровья вирус герпеса, цитомегаловирус и вирус Эпштейна-Барра.

3) Интоксикация химическими веществами, в том числе наркотическими. Они вызывают симптомы, характерные для шизофрении, и могут спровоцировать развитие заболевания.

4) Урбанизация. В городах заболеваемость шизофренией выше, чем в сельской местности. Датские ученые определили, что в местах, где мало зелени, вдвое больше жителей сталкиваются с шизофренией.

5) Нездоровая обстановка в семье. У пациентов с шизофренией мать излишне эмоциональна, подавляет других членов семьи.

6) Психологический склад личности. Большинство пациентов, еще до того, как у них развилась шизофрения, были неряшливыми, замкнутыми и погруженными в себя.

В большинстве случаев заболевание развивается, если человек с биологической предрасположенностью к заболеванию испытывает постоянный стресс.

Подростковый возраст связан с гормональной перестройкой организма. Изменение отношения к окружающему миру может создавать стрессовые ситуации. Потому риск развития шизофрении в подростковом возрасте в 4 раза выше. По статистике, у трети пациентов первые симптомы заболевания проявились в 10-20 лет.

Как лечить шизофрению?

Многих пациентов и их родных волнует вопрос, можно ли вылечить шизофрению полностью. К сожалению, избавиться от заболевания раз и навсегда невозможно. Современные методики избавляют человека от приступов, и он может вести полноценную активную жизнь.

За рубежом доктора подходят к лечению заболевания комплексно.

1) щадящее лечение медикаментами;

2) психотерапию (врач подолгу беседует с пациентом);

3) когнитивно-поведенческую психотерапию (коррекция подсознательных убеждений пациента);

4) семейную психотерапию (изменение ролей в семье способно остановить развитие шизофрении);

5) социальную реабилитацию (доктор учит пациента устанавливать контакт с окружающими).

Как организовать лечение шизофрении за рубежом, смотрите по ссылке.

Успешность лечения заболевания напрямую зависит от того, насколько точно поставлен диагноз. У многих пациентов зарубежных клиник в ходе обследования диагноз “шизофрения” не подтвердился. У некоторых были выявлены еще и другие серьезные патологии. Например, при шизофрении повышается риск развития сахарного диабета.

Эффективность терапии и психологической помощи зависит от стадии заболевания и того, как пациент реагирует на лечение. Главная задача врача — чтобы пациент осознал свою болезнь.

Если человек научится распознавать симптомы заболевания, то с большой вероятностью он сможет контролировать свое поведение либо вовремя примет лекарство и обратится за помощью. Это позволит избежать приступов или предупредить их.

Таблетка подарит надежду

Еще с советских времен у многих укоренились страх и подозрительность по отношению к больным с психическими расстройствами. И сегодня к людям с диагнозом шизофрения мы нередко относимся с настороженностью и предубеждением. Психических заболеваний принято бояться: не случайно, даже почувствовав неладное, многие предпочитают уйти от проблемы, не обращаться за медицинской помощью, чтобы не попасть «на учет». А в результате очень часто лечение начинается на поздней стадии заболевания.

Реальность этих проблем показал недавний опрос ВЦИОМ «Социальный имидж шизофрении: востребованные направления поддержки родственников больных». Большинство респондентов — преимущественно старшего поколения — заявили, что относятся к людям с психическими расстройствами с сочувствием (38 процентов) и жалостью (34 процента). Но каждый четвертый (26 процентов) из опрошенных признался, что боится людей с психическими расстройствами, а каждый пятый (18 процентов) упомянул о недоверии к ним. Девять процентов респондентов считают, что наше общество относится к таким людям с презрением.

Опрос показал высокую осведомленность россиян о шизофрении, подчеркнули в своем комментарии социологи. 20 процентов опрошенных говорят, что хорошо знают о симптомах болезни, еще 70 процентов владеют информацией в общих чертах. О людях с таким диагнозом в своем окружении знает каждый пятый (20 процентов).

По мнению респондентов, основные проблемы, с которыми сталкиваются люди с психическими расстройствами, — сложности с трудоустройством (40 процентов), обеспечение необходимыми лекарствами (33 процента), недостаточная квалификация медицинского персонала (31 процент), а также негативное отношение со стороны общества (31 процент). Наиболее тревожный факт, выявленный в опросе: респонденты, указавшие наличие родственников с диагнозом шизофрения, на первое место в шкале трудностей поставили сложности с лекарствами (45 процентов). Вот почему так важно появление новых препаратов, позволяющих больным долгое время находиться в состоянии ремиссии, сохранять нормальные связи с социумом и близкими.

— Первые тревожные признаки у сына возникли еще в детском саду, мы обратились к психологам, и они сказали, что это гиперактивность, назначили легкие успокоительные, — рассказывает Инна, мама 22-летнего пациента. — В подростковом возрасте его странности, какие-то навязчивые идеи специалисты списывали на пубертатный период, а позже он сам начал скрывать галлюцинации. Несколько раз он лежал в разных больницах, пока в одной из них врач не собрала подробную историю заболевания и не поставила правильный диагноз. В итоге лечение началось только в 20 лет. Но сын не считает себя больным, он не агрессивен, наоборот, очень добрый, стремится помогать и мне, и окружающим людям, может просто подойти на улице и предложить, например, поднести тяжелый груз.

Почему возникают психические расстройства, науке точно не известно. Спровоцировать болезнь могут и тяжелый стресс, и прием наркотиков, и алкоголь, но развивается шизофрения и у вполне благополучных людей. Более того, ею страдали немало очень одаренных, гениальных личностей: Исаак Ньютон, Николай Гоголь, Михаил Врубель, Ван Гог, Роберт Шуман, нобелевский лауреат Джон Нэш.

Читать еще:  Лечение стресса лекарствами

«Около 24 миллионов человек в мире живут с диагнозом шизофрения — это примерно один процент населения планеты, — пояснил профессор кафедры психиатрии факультета дополнительного профобразования РНИМУ им. Н.И. Пирогова Петр Морозов. — Это тяжелое хроническое и инвалидизирующее психическое заболевание. Врачам хорошо известны его признаки».

Но если с некоторыми симптомами болезни врачи научились справляться с помощью правильно подобранной терапии, то лекарств, способных помочь при потере мотивации, апатии, асоциальности и других негативных симптомах, от которых страдают и сами пациенты, и их родные, до последнего времени не существовало. Но именно эти проявления болезни выталкивают до 60 процентов больных за пределы социума, превращая их в изгоев.

Поэтому, когда в 90-е годы в научном подразделении венгерской фармацевтической компании начались поиски новой молекулы препарата, задача ставилась амбициозная: добиться, чтобы он работал комплексно — против всех проявлений болезни. На решение этой задачи понадобилось около 20 лет.

— Наша компания с самого основания в 1901 году в числе прочих терапевтических направлений занимается и разработкой, и производством препаратов для лечения расстройств центральной нервной системы, — рассказал генеральный директор компании Gedeon Richter Габор Орбан. — В научные исследования мы инвестируем 10 процентов выручки. Наши препараты для лечения нарушений мозгового кровообращения, психических нарушений хорошо известны и десятки лет используются во всем мире. И вот теперь венгерскими учеными разработан препарат с совершенно иным механизмом действия по сравнению с препаратами прежнего поколения. Новое лекарство было одобрено главным регулятором на лекарственном рынке США FDA в 2015 году. Два года спустя препарат был зарегистрирован и начал применяться в странах Восточной Европы (Венгрии, Чехии, Словакии, Словении, Латвии, Польше, Румынии). В Болгарии его включили в страховую программу. Сегодня он также доступен больным в Германии, Италии, Швейцарии, Швеции, Дании, Финляндии, Нидерландах, Великобритании.

«Инновационная разработка востребована на мировом рынке», — отметил Габор Орбан. Он также сообщил, что на днях она была одобрена в США для лечения еще одного сложного и распространенного психического заболевания.

«Я уверен, что активно сотрудничая с медицинским сообществом, общественными и пациентскими организациями, мы сумеем сделать общество более терпимым к больным психическими расстройствами. Тем более что новые возможности позволяют качественно улучшить самочувствие пациентов и в целом облегчить жизнь им и их родным. Мы испытываем особое удовлетворение от того, что можем изменить к лучшему жизнь миллионов больных и их родственников. Чтобы понять все возможности новой разработки, мы продолжаем ее пострегистрационные исследования», — говорит представитель компании в России доктор Аттила Варади.

Шизофрения

Какие методы лечения шизофрении используются в современной медицине, что происходит с ощущением Я у больного и кто из великих композиторов страдал этой болезнью

Актер Рассел Кроу в роли американского ученого Джона Нэша в фильме «Игры разума» (DreamWorks Pictures, Universal Pictures — 2001). Джон Нэш, лауреат Нобелевской и Абелевской премий, на протяжении всей жизни боролся с шизофренией.

Проявления шизофрении

Шизофрения крайне разнообразна в своих проявлениях. Известны непрерывно текущие и приступообразные формы. Центральное место среди непрерывных форм занимает юношеская злокачественная шизофрения. Этот вид болезни возникает в пубертатном возрасте, то есть в период полового созревания юношей, и проявляется падением психической активности и угасанием эмоциональных реакций. Другая непрерывная форма — параноидная шизофрения, которая проявляется бредовыми расстройствами и галлюцинациями. Среди непрерывно текущих форм выделяют еще и вялотекущую шизофрению, при которой преобладают неглубокие невротические расстройства и нерезко выраженные изменения личности. Невротические расстройства при вялотекущей шизофрении могут проявляться навязчивостями, явлениями деперсонализации, при которых больной ощущает раздвоение своего Я, сомнением больного в его существовании в реальном мире или ощущением утраты чувств к близким.

Иногда шизофрения протекает в виде приступов. В одних случаях это благоприятная рекуррентная шизофрения, где наряду с легкими приступами возникают ремиссии, во время которых больной сохраняет свой социальный статус, не утрачивает чувств к близким и является почти здоровой личностью. В других случаях, при приступообразно-прогредиентной шизофрении, наблюдается большое разнообразие приступов, а изменения личности более выражены, чем при рекуррентном течении.

Современные методы лечения болезни

Границы распространения шизофрении определяются в связи с позицией, которую занимает та или иная психиатрическая школа. Если в одних странах признается диагноз вялотекущей шизофрении, то в других эти случаи расцениваются как психопатии или акцентуация личности; если одни психиатры признают существование приступообразных форм шизофрении, то другие расценивают их как атипичный маниакально-депрессивный психоз, или третью — эндогенную болезнь. В связи с различными взглядами на границы шизофрении страдающих этой болезнью в США значительно меньше, чем во многих странах Европы.

Основной метод лечения больных шизофренией — психофармакология. В 50-х годах XX века появились препараты, эффективные для лечения как психозов, так и других проявлений болезни. Одним из первых психофармакологических средств был отечественный препарат «Аминазин», далее круг препаратов расширялся, и появились такие средства, как «Стелазин» и «Галоперидол», а в последнее время широкое распространение получили «Зипрекса», «Рисполепт», «Сероквель». Появился также широкий круг антидепрессантов, воздействующих на различные виды депрессий, — «Амитриптилин», «Мелипрамин», «Ремерон» и другие. Чтобы предотвратить рецидивы, используют так называемую поддерживающую терапию, которая необходима в ремиссии для поддержания состояния, которое было достигнуто при стационарном лечении. Психотерапия также имеет место в лечении шизофрении. Метод психокоррекции тоже получил широкое распространение.

Больные шизофренией часто боятся сознаться в наличии у них каких-то психических расстройств. Но с точки зрения медицины шизофрения рассматривается так же, как и все остальные болезни, требующие соответствующего лечения. Реабилитация в психиатрии является составной частью лечения и представляет собой длительный и трудоемкий процесс, участниками которого наряду с больным выступают психиатры, психологи, психотерапевты, социальные работники, трудотерапевты. Реабилитационные мероприятия дифференцируются в зависимости от форм заболевания, степени сохранности больного, а также вида психиатрической помощи: госпитальной, полустационарной, амбулаторной.

Причины развития шизофрении

Существуют различные гипотезы этиологии шизофрении: биологические, социальные, психологические и даже экологические. Эти гипотезы не исключают друг друга, и причины шизофрении могут заключаться в одновременном влиянии различных этиологических факторов — например, генетической предрасположенности в сочетании с действием какого-либо вируса на стадии внутриутробного развития. Большинство исследователей считают, что шизофрения — заболевание с генетической предрасположенностью, которая реализуется под влиянием неблагоприятных факторов окружающей среды: токсических, инфекционных, гипоксических, психогенных. Болезнь может быть наследственной, но это необязательно. Все зависит от генетической мозаики. Но на сегодняшний день предугадать, будет ли ребенок болен шизофренией или нет, практически невозможно. Генетические консультации, которые существуют сегодня, далеки от истины. У больных людей часто рождаются здоровые дети, которые могут отличаться некоторыми особенностями, но не более того. И наоборот, встречается много случаев, когда у совершенно здоровых родителей рождается ребенок с психическими особенностями.

Когда ученые только начали описывать эту болезнь, они называли ее плюригландулярной недостаточностью и обращали внимание на нарушение эндокринной системы. Если больной, страдающий шизофренией, начинает резко полнеть, это расценивается как неблагоприятный признак воздействия на эндокринную систему. Одни пациенты начинают полнеть, другие худеют. Меняются половые функции, когда либидо исчезает или резко уменьшается, нарушается менструальный цикл у женщин. При этом никаких нарушений сердечной деятельности обычно не наблюдается.

Американская психиатрия

Любой приехавший в штаты мигрант, со временем начинает обращать внимание на тот факт, что во всех более-менее крупных городах очень высока концентрация так называемых «городских сумасшедших». А самое ужасное, что большинство из них — бездомные. Они везде: в торговых центрах, общественном транспорте, парках и скверах, в подворотнях и местах большого скопления людей типа дорожных станций и вокзалов.

Почему, откуда и зачем? — основные вопросы, которые не дают покоя мне и миллионам прочих мигрантов. Большинство людей, просто напросто не чувствуют себя в безопасности рядом с таким количеством сумасшедших.

Я решил почитать профильные американские сайты и онлайн издания, а вдруг что найду? Но оказалось, никто и не скрывал причин столь большого числа психов на улицах Америки…

Читать еще:  Лечебное питание больных с различными заболеваниями почек

Ответ состоит из одного, но очень заковыристого слова: Деинституционализация.

Это государственная реформа США, которая перевела пациентов государственных психиатрических клиник в общественные центры психического здоровья, финансируемые из федеральных средств. Программа началась в 1960ых годах, как якобы новый способ улучшить условия содержания и качество лечения всех больных.

Но настоящая причина была намного прозаичнее и так же проскакивала в официальных документах: сокращение государственного бюджета, иными словами: психически больные люди в какой-то момент стали обузой для правительства Америки и оно «скинуло» их финансирование и обеспечение на плечи общества. Для справки, в 1955 году, официальное число пациентов психиатрических клиник было в районе 558 000 или 0,3% от всего населения страны.

Последствия реформы

В период с 1955 по 1994 года, около 487 000 душевнобольных пациентов были выписаны из государственных учреждений. Это резко снизило число пациентов до, примерно 72 000. После чего, само собой тут же было закрыто большинство психиатрических лечебниц. Это шаг навсегда уменьшил доступность долгосрочных стационарных учреждений для людей с серьезными психическими отклонениями. В 2010 году, по разным подсчётам, было доступно всего 43 000 психиатрических коек. Это около 14 коек на 100 000 человек. Согласно Treatment Advocacy’s Center’s и их отчету, получившему довольно говорящее название: «Деинституционализация: история провала», это соотношение было таким же, как и аж в 1850 году.

Результаты реформы по-настоящему шокируют: 2,2 миллиона психически больных людей не получают никакого психиатрического лечения вообще. Около 200 000 людей, кто страдает от шизофрении или биполярного расстройства, являются бездомными. Это треть всего бездомного населения Америки. 10% от всех больных — ветераны боевых действий, которые страдают от посттравматического стрессового расстройства или других связанных с войной травм. Это тотальный провал, о котором государственная машина Америки предпочитает не вспоминать и не обсуждать.

Более 300 000 больных сейчас находятся в тюрьмах и составляют 16% от числа всех заключенных. То есть в тюрьмах сейчас, количество психически больных людей в три раза больше, чем в больницах.

Причины провала

Всего, принято называть три основных причины, которые вызвали деинституционализацию.

  • Во-первых, разработка новых психиатрических препаратов которые лечили и лечат очень многие симптомы психических расстройств, создавая иллюзию излечивания, но не приводят к полному выздоровлению. К таким препаратам относятся Хлорпромазин и Клозапин.
  • Во-вторых, американское общество признало, что душевнобольных нужно лечить, а не запирать в спецучреждениях. Такую риторику общественных деятелей подхватило правительство и избрало своим основным лозунгом для начала реформы в 1960ых годах.
  • В-третьих, в США, медицинское федеральное финансирование бывает нескольких типов: Medicaid и Medicare. Так вот оба вида финансирования были направлены именно на общественные центры психологического и психического здоровья, вместо психиатрических клиник и учреждений.

Плюсы реформы

Кто-то действительно видит и плюсы в Деинституционализации Америки, например, она успешно дала больше прав умственно отсталым и психически больным людям. Многие из тех, кто находился в психиатрических клиниках, десятилетиями жили как затворники, в полном одиночестве. Так же, изменилась культура обращения с больными, с уровня: «изолировать их», на попытки «интегрировать их» в общество, где это вообще возможно. Особенно помогло это людям с синдромом Дауна и другими высокофункциональными психическими расстройствами.

Минусы реформы

Очевидные, чудовищные минусы перекрывают практически всё: многие освобожденные из учреждений имели серьезные психические отклонения. Таких людей невозможно было определить в общественные центры здоровья из-за характера их болезней. Долгосрочная стационарная помощь обеспечивает лучшее лечение для такого типа больных, но никто не обратил на это должного внимания.

Федеральное финансирование для центров психического здоровья было существенно урезано. В итоге, таких центров стало просто недостаточно для работы с таким количеством пациентов. Плохое финансирование также затрудняло создание каких-либо комплексных программ. Специалисты по психическому здоровью просто недооценили, насколько трудно будет заниматься логистикой и координацией общественных ресурсов, для разбросанных по всей стране центров.

А теперь, самое жуткое.

Деинституционализация и массовые убийства

С 1976 года в Америке, в среднем совершалось 20 массовых убийств в год. Доктор философии Дж. Рейд Мелой, является судебным психологом, который серьезно изучал явление массовых расстрелов и убийств. Он обнаружил, что убийцы обычно страдают серьезными психическими заболеваниями, которые варьируются, начиная от хронических психотических нарушений и шизофрении до параноидальных расстройств. У многих встречаются нарциссические и шизоидные черты расстройств личности.

В общем, это не были нормальные люди, которые просто в какой-то момент «сломались» и пошли убивать. Большинство убийц годами страдали и не получали никакой медицинской помощи. Большинство планировало массовые расстрелы заранее и размышляло над ними годами.

Доктор Алан Липман, эксперт по психологии насилия в Медицинском центре Джорджа Вашингтона, согласен с выводами доктора Мелоя. Он высказал мнение, что портрет массового убийцы выглядит примерно так: мужчина или женщина (чаще мужчина), в возрасте от 16 до 25 лет, обычно социопат, впавший в глубокую депрессию или находящийся в состоянии обострения болезни.

Доктор Майкл Стоун, судебный психиатр из Колумбийского университета, подтверждает слова своих коллег. Он обнаружил, что порядка 20% от всех массовых убийц являются психически нездоровыми людьми. Почти половина всех массовых убийц были в глубокой депрессии, имели неспособность к обучению или гиперактивность с дефицитом внимания. У 40% была наркотическая и/или алкогольная зависимость.

Текущие права душевнобольных мешают их же лечению. Например, если один из членов семьи психически болен, семья не может просто взять и изолироваться от него, пока они не доказали потенциальную угрозу своему здоровью или здоровью окружающим. Суд не может заставлять психически больных людей оставаться на лечении. У душевнобольных людей даже нельзя отобрать оружие…

Я, всегда побаивался сумасшедших, как и многие другие люди. Но когда тебе стало известно, что многие из душевнобольных ребят не получают никакого лечения в Америке, имеют доступ к оружию и свободно разгуливают по улицам вместе с тобой — становится по-настоящему страшно.

Спасибо, что читаете!

Делитесь ссылкой на статью со своими родными, друзьями и коллегами.

Психиатр Саймон Маккарти Джонс: Шизофрении, какой мы ее знали, больше не существует

Доцент кафедры клинической психологии и нейропсихологии Тринити-колледжа в Дублине Саймон Маккарти Джонс — о том, почему диагноз «шизофрения» превратился в мусорное ведро и чем заменить устаревшую концепцию

28 августа 2017 9:53

Концепция шизофрении умирает. Десятилетиями она подвергалась нападкам со стороны психологов, но смертельное ранение ей наконец нанесли психиатры — профессионалы той области, в которой понятие шизофрении в общем-то возникло и развивалось. Впрочем, мало кто будет об этом скорбеть.

Сегодня диагноз шизофрения — это своеобразный приговор, который означает, что продолжительность жизни больного сокращается в среднем на пару десятилетий, а ремиссия, по некоторым оценкам, наступает только у одного человека из семи. И, несмотря на достигнутые за последние годы успехи в лечении этой болезни, количество людей, которым в конце концов становится лучше, не увеличилось со временем. Значит, что-то определенно идет не так.

Частью этой проблемы является сама концепция шизофрении.

Утверждение, что шизофрения — это какое-то понятное заболевание с четким набором симптомов, больше не выдерживает никакой критики. Равно как сейчас мы говорим о расстройствах аутистического спектра, психозы (как правило, они характеризуются навязчивыми галлюцинациями, бредовыми идеями и спутанным сознанием) тоже стоит рассматривать как некий континуум, в разных точках которого заболевание проявляется по-разному. Шизофрения — это его крайняя точка.

Профессор психиатрии Маастрихтского университета Джим ван Ос утверждает, что мы не изменим нашего отношения к заболеванию, не изменяя терминологию. Поэтому он предложил отменить термин «шизофрения», а вместо него ввести концепцию расстройств психотического спектра.

Читать еще:  Лечение невралгии грудной клетки

Другая проблема заключается в том, что шизофрения описывается как «неизлечимая хроническая болезнь головного мозга». Это приводит к тому, что, когда кому-то ставят такой диагноз, их близкие говорят: «Лучше бы это был рак», потому что тогда есть какие-то шансы на исцеление. Такой взгляд на шизофрению приводит к убеждению, что излечение невозможно, и если кто-то все-таки выздоравливает, под сомнение ставится диагноз: «Наверное, это вообще была не шизофрения».

На самом деле шизофрении как неизлечимого прогрессирующего заболевания с четким набором симптомов, говорит ван Ос, не существует.

У тех, кто несколько раз в жизни пережил травматический опыт, вероятность развития психоза увеличивается в 50 раз

По всей видимости, шизофрения — это огромное множество самых разных болезненных состояний. Выдающийся психиатр сэр Робин Мюррей писал: «Думаю, концепция шизофрении устарела. Привычные нам представления о синдроме уже неактуальны, например, в случаях, связанных с генетическим полиморфизмом CNV, употреблением наркотиков, социальными факторами и проч. Видимо, концепция будет продолжать устаревать, и в конце концов термин “шизофрения” канет в историю, как это уже случилось с “водянкой”».

Сейчас исследователи сосредоточились на изучении самых разных характерных проявлений шизофрении: галлюцинации, бредовые идеи, спутанное мышление, непоследовательное поведение, апатия и эмоциональное уплощение.

Действительно, одна из наших прошлых ошибок заключалась в том, что мы все время пытались найти одну причину появления этого заболевания, вместо того чтобы изучать его во всем многообразии. Например, основываясь на исследованиях о паразите Toxoplasma gondii, который передается человеку от кошек, психиатр Эдвин Фуллер Тори и вирусолог Роберт Йолкен утверждают: «Одним из важнейших этиологических факторов шизофрении может оказаться зараженная токсоплазмозом кошка». На самом деле нет.

Факты действительно говорят о том, что заражение Toxoplasma gondii в детстве увеличивает вероятность развития шизофрении во взрослом возрасте. Тем не менее эта вероятность на самом деле сопоставима с другими факторами риска и даже менее значима. Например, и детство в неблагополучных условиях, и употребление марихуаны, и вирусные инфекции ЦНС, пережитые в детском возрасте, — все это увеличивает вероятность возникновения психоза (такого, как шизофрения, или других) в два, а то и в три раза. А Toxoplasma gondii — менее чем в два раза.

Более детальное изучение факторов риска показывает и более удивительные результаты. Например, ежедневное употребление «сканк»-марихуаны (обладающей специфическим запахом и сильным наркотическим эффектом. — Прим.ред.) увеличивает риск возникновения психоза в пять раз. У тех, кто по крайней мере пять раз в жизни пережил травматический опыт (включая сексуальное и физическое насилие), по сравнению с теми, у кого такого опыта нет, вероятность развития психоза увеличивается более чем в 50 раз.

Ученые выявляют и другие причины развития «шизофрении». Около 1 процента случаев возникновения заболевания связывают с хромосомной аномалией «синдром делеции хромосомы 22q11.2» — отсутствием небольшого участка ДНК в 22-й хромосоме. Также, возможно, у небольшого процента людей шизофрения развилась в результате воспаления мозга из-за аутоиммунного заболевания, например, такого как Анти-NMDA-рецепторный энцефалит, — но ученые продолжают об этом спорить.

Все перечисленные факторы могут привести к одному и тому же диагнозу «шизофрения», который по нашей недальновидности сейчас больше похож на мусорную корзину. У одного человека болезнь может развиться в результате серьезного генетического нарушения мозговой деятельности, у другого — как сложная посттравматическая реакция, а у третьего внешние и внутренние причины могут работать в комплексе.

В любом случае, оказалось, что правы оба лагеря: и те, кто убежден, что шизофрения — это врожденное нейроонтогенетическое заболевание, и те, кто считает ее реакцией на социально-психологические травмы. А к конфликту лагерей привело ложное убеждение, что шизофрения — единичная болезнь, которая развивается строго одним путем.

Состояния, которые мы называем «шизофренией», лечатся разными способами, в зависимости от того, какими были причины их возникновения

Многие патологические состояния организма — типа диабета или гипертонии — могут возникнуть по самым разным причинам, но биологическая картина этих заболеваний всегда одна и та же, и оно поддается одному и тому же лечению. Возможно, это справедливо и для шизофрении. То есть самые разные причины развития заболевания, в том числе описанные выше, действительно приводят к одному и тому же эффекту — повышенному уровню дофамина.

Если это так, то дебаты о «разных видах» шизофрении в зависимости от ее происхождения имеют чисто академический характер, потому что это в конечном счете никак не влияет на способы ее лечения. Однако сейчас появляются новые свидетельства того, что состояния, которые мы называем «шизофренией», все-таки лечатся разными способами, в зависимости от того, какими были причины их возникновения.

Предварительные данные исследований говорят о том, что помощь людям с шизофренией, возникшей в результате детской психологической травмы, антипсихотическими препаратами менее эффективна, чем в других случаях. Но на данном этапе требуется больше исследований этого явления, и те, кто сейчас проходит лечение антипсихотическими средствами, конечно, не должны менять лечения без консультации врача. Также есть предположение, что некоторые формы шизофрении — это проявление некоторых видов аутоиммунного энцефалита, тогда наиболее эффективным лечением может стать иммунотерапия (например, кортикостероидами) и плазмаферез («промывание» крови).

Какая в итоге вырисовывается картина, пока неясно. Хорошие результаты показывают и новые виды вмешательства, например, открытый диалог, основанный на семейной психотерапии. Зарекомендовала себя и индивидуальная психотерапия, которая направлена на работу с личными травмами и опытом. Это говорит о том, что при лечении шизофрении крайне важно обсуждать с пациентом все возможные причины возникновения заболевания, в том числе подвергался ли человек насилию в детстве, хотя до сих пор такие вопросы считаются необязательными при терапии.

Разная эффективность лечения для разных людей только подогревает споры о том, что такое шизофрения. Психиатры, пациенты и их семьи, которые видят стойкий положительный эффект от антипсихотических препаратов, конечно, будут настаивать на этом способе лечения как единственно верном. Психиатры, пациенты и их семьи, которые видят, что лекарства не работают, но работают альтернативные подходы, будут восхвалять их. Когда кто-то утверждает, что их способ лечения лучше, другие обижаются и начинают яростно доказывать, что они лучше знают, как вылечить шизофрению. Эти страстные пропагандистские войны порой приводят к тому, что некоторые люди не получают того метода лечения, который мог бы подойти именно им.

Мы живем в эру постшизофрении

Ничто из вышесказанного не означает, что понятие «шизофрения» абсолютно бесполезно. Многие психиатры по-прежнему считают, что концепция болезни в нынешнем виде все же позволяет ставить диагнозы людям, нуждающимся в медицинской помощи. В этом случае врачи сходятся на том, что у шизофрении есть биологические причины, природа которых зачастую не до конца понятна, но проявление отклонений — в том числе генетических — оказывается похожим у большинства пациентов.

Действительно, многим людям, которым сейчас ставят диагноз шизофрения, получается помочь. У них появляется доступ к лечению, семья и друзья проявляют готовность оказывать поддержку — и оказывают ее. У проблем, с которыми они живут, появляется название. Они начинают понимать, что их тяжелые состояния — это болезнь и в этом нет их вины. В то же время для многих этот диагноз ничего не меняет и ничем не помогает. Чтобы двигаться вперед, делать успехи в лечении, надо пересмотреть термин «шизофрения», потому что мы уже живем в эру постшизофрении.

Как это будет выглядеть на практике — неясно. Япония недавно переименовала шизофрению в «интегративное расстройство». Всерьез обсуждается новая концепция «расстройств психотического спектра». Исторически сложилось, что в классификации болезней в психиатрии в конце концов побеждает «самый известный профессор». Но будущее должно быть построено на профессиональной дискуссии, фактах и опыте, который переживают сами пациенты.

Однако главное — что бы ни возникло из пепла устаревшей концепции шизофрении, в первую очередь оно должно помогать людям.

Оригинал текста опубликован на сайте проекта The Conversation.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector