Диссоциативное расстройство идентичности это
Lechenienarkomanii-tomsk.ru

Вредные привычки

Диссоциативное расстройство идентичности это

Диссоциативное расстройство идентичности

Автор: Шишковская Татьяна

Редакция: Цагана Ерднеева

Представьте себе степенную замужнюю женщину, которая работает в библиотеке и воспитывает пятилетнюю дочку. Она как всегда уходит на работу с утра, но вечером не возвращается; все родственники ее ищут, и через несколько дней находят — в психиатрической клинике.

Сама пациентка рассказывает, что какая-то часть дня выпала из ее памяти без всякой внешней причины, и на следующее утро она обнаружила себя в постели с незнакомым мужчиной в дешевом отеле в другом городе. В больницу ее доставили полицейские, которых вызвал администратор отеля, потому что лежащего рядом мужчину перепуганная женщина ударила, он спросонья ответил тем же, завязалась драка.

При этом женщина — у которой действительно не было ни следов травмы, ни признаков опьянения — плакала и клялась, что не помнит, как оказалась здесь с этим мужчиной и с ее ведома это произойти ни в коем случае не могло; мужчина говорит, что она сделала это совершенно добровольно и за достаточную плату. Несчастная библиотекарша совсем не похожа на многогранного Билли Миллигана, но именно так выглядит в реальной клинической практике диссоциативное расстройство идентичности.

По сравнению с другими терминами (например, расстройство множественной личности, как в МКБ-10) этот хорош тем, что включает определение “диссоциативное” и сразу отсылает нас к категории диссоциативных расстройств. По сути, эпизоды, когда пациент чувствует себя “другой личностью” — это истерические припадки.

Классики психиатрии, мастера клинических описаний приучили нас видеть даже в типичных случаях, какой истерия бывает изобретательной и талантливой. Но случаи, когда “вторая личность” вдруг начинает говорить на языке, которого пациент никогда не знал, или умеет что-то, чего пациент никогда не умел — казуистичны, и не всегда им стоит верить; а “вторая личность” асоциальная, ведущая себя неадекватно ситуации, дезадаптирующая или даже прямо угрожающая жизни пациента неминуемо приведет его к психиатру.

Приведем симптомы этого расстройства так, как они описаны в критериях DSM-5, служащих основанием для постановки диагноза.

  1. Нарушение собственной идентичности, которое характеризуется наличием у одного человека двух или более отличных личностных состояний — в некоторых культурах эти состояния могут трактовать как эпизоды одержимости. Ощущение себя самих как целостной личности, самостоятельно контролирующей свои действия, у таких пациентов прерывисто, разорвано, и этот разрыв проявляется в смене состояний всех сфер психики: аффекта, мышления, памяти, восприятия и может затрагивать соматическое состояние, чувствительную и двигательную сферу.
  2. Повторяющееся выпадение из памяти (с последующим восстановлением) сведений о своей повседневной жизни, базовой персональной информации, эмоционально значимых, как правило, травматичных событий, которое невозможно трактовать как обычное забывание.
  3. Симптомы значительно нарушают социальное и профессиональное функционирование пациента.
  4. Расстройство нельзя связать с принятой в данной культуре религиозной практикой (например, если речь идет не о каком-нибудь шамане, для которого состояния “одержимости духами” — норма, а о “рядовом” носителе такой культуры, которого они будут серьезно беспокоить), а у детей — с игрой.
  5. Симптомы не могут быть следствием приема психоактивных веществ или соматического/неврологического заболевания.

В сущности, в рамках диссоциативного расстройства идентичности могут проявляться любые диссоциативные симптомы: это и диссоциативная амнезия с затрудненным воспоминанием эпизодов из прошлого; и диссоциативная фуга, когда пациент внешне ведет себя упорядоченно, но на самом деле абсолютно бессознательно убегает или уезжает в другой город; и нарушения чувствительности или двигательной функции диссоциативной природы, когда, например, только одна из “личностей” хромает или страдает слепотой.

Определение принадлежности расстройства к диссоциативным на основании всех этих симптомов очень помогает врачу в диагностике, с этой целью создано множество опросников и структурированных интервью, направленных именно на выявление диссоциативных симптомов (адаптированы, например, Шкала Соматоформной Диссоциации SDQ-20, Шкала Диссоциации DES, Кембриджская Деперсонализационная шкала CDS).

Однако особенностью именно диссоциативного расстройства идентичности является то, что побуждает нас называть разные состояния пациента разными “личностями”: хотя и в рамках диссоциативных эпизодов, они обладают собственным характером, мышлением, памятью, которые так же стабильно сохраняются и передаются от эпизода к эпизоду, как и характеристики “основной” личности в “светлые промежутки”.

В этом ключевое отличие диссоциативного расстройства идентичности от шизофрении. Хотя пациент с шизофренией тоже может называть себя разными именами, представлять себя разными персонажами, вдруг начать вести себя нехарактерно, а потом вернуться к прежнему поведению, в его случае ни о каких избыточных личностях речь не идет; за какие бы имена и фигуры он ни цеплялся, больной стремительно теряет ту единственную личность, которая у него была.

Тем не менее, вопрос дифференциальной диагностики диссоциативного расстройства с шизофренией неизменно возникает, поскольку кроме диссоциативных пациенты могут рассказывать и о типичных психотических симптомах:

  • нарушения восприятия: слуховые псевдогаллюцинации в форме голосов, которые комментируют их действия, или негативные галлюцинации, в том числе интересный феномен произвольной аналгезии, когда пациент может самостоятельно “снизить” болевую чувствительность
  • автоматизмы: ощущение, что кто-то вмешивается в ход мыслей пациента или управляет его действиями помимо его воли;

Различают две формы диссоциативного расстройства идентичности:

  • так называемая “одержимость”, когда другое состояние личности обусловлено, по мнению самого пациента, вмешательством духов или демонов; возникает на определенной культурной и религиозной почве
  • не связанная с ощущением одержимости, когда разные “личности” — это, как правило, люди разного пола, возраста, мировоззрения.

В зависимости от формы расстройства “голоса” или ощущения управления своими мыслями и действиями пациент будет относить на счет “духов” или внезапного вмешательства другой личности.

Но с другой стороны, в принципе валидность такого диагноза вызывает много вопросов. Как мы можем с уверенностью утверждать, что пациент нас не обманывает? Если вернуться к случаю с работницей библиотеки, полицейские не обнаружили никаких признаков насилия, а саму пациентку застали в таком виде, что больше склонялись поверить мужчине; в психиатрическую больницу ее доставили скорее из-за бурного выражения эмоций, а что-то более серьезное, чем реактивное расстройство, врачи заподозрили, только разобравшись, какую жизнь она обычно ведет.

Диссоциативное расстройство идентичности, как и другие диссоциативные расстройства, часто симулируют — настолько, что симулянты становятся контрольной группой в исследованиях по выявлению нейрофизиологических коррелят.

Тем не менее, есть признаки, которые помогают врачу определить истинное расстройство и пациента, которому действительно можно помочь. В подавляющем большинстве случаев диссоциация становится реакцией на психологическую травму, поэтому в анамнезе пациента нужно искать обстоятельства, которые еще в детском возрасте могли бы расположить его так реагировать в дальнейшем (физическое и сексуальное насилие, отчуждение со стороны родителей и конфликты между ними) и, если расстройство проявилось уже во взрослом возрасте, — событие, которое могло его спровоцировать.

В нашем клиническом случае таким провоцирующим событием стала смерть отца, хотя пациентка практически с ним не общалась, и он же был источником детской травмы: страдал алкоголизмом, бил жену и детей, потом и совсем ушел из семьи, не работал и жил на улице.

Другая особенность — множество сопутствующих психических расстройств, поскольку психологическая травма их провоцирует или облегчает их развитие. Это могут быть расстройства личности (не путать с расстройством идентичности — непрерывного ощущения себя как единой личности; здесь речь идет о патологии характера, неадаптивных стратегиях поведения у “основной” личности), депрессии, тревожные расстройства, обсессивно-компульсивное расстройство. Наша работница библиотеки до нынешней госпитализации безуспешно лечилась у психиатра по поводу тревожной депрессии.

Существует множество психологических концепций, которые объясняют, как травма приводит к диссоциативным симптомам, и каждая оправдывает определенный подход к психотерапии; в этом материале остановимся на биологической концепции.

Мы знаем, что ситуация угрозы вызывает у животного реакцию “борьбы или бегства”, когда все физиологические процессы направлены на повышение чувствительности к важным сигналам, реактивности, тонуса мышц. Но есть и еще один вид реакции, который срабатывает, когда ни то, ни другое невозможно — так называемая “притворная смерть”. Он менее адаптивен, чем “борьба или бегство”, но тоже в некоторой степени может минимизировать ущерб. При этом тонус мышц наоборот снижается, чувствительность к стимулам и реактивность падают. Именно в такой ситуации оказывается ребенок, когда угроза исходит со стороны взрослого.

Предполагают, что в состоянии “мнимой смерти” происходит функциональная деафферентация, отрешение от всех внешних стимулов, как во сне — с которым часто сравнивают свое состояние пациенты с диссоциативным расстройством. Нормальное состояние связей между подкорковыми сенсорными центрами, непосредственно с ними связанными структурами, отвечающими за аффективный ответ, и собственно корой обеспечивает то самое непрерывное ощущение единичности и целостности собственной личности.

Если эпизоды функциональной деафферентации часты в детстве, когда формируется основная масса таких связей, они могут впоследствии нестабильно работать во взрослом возрасте, особенно в ситуации угрозы. Нейровизуализация может зафиксировать результаты такого патологического развития: у пациентов с диссоциативным расстройством наблюдается, например, перестройка гиппокампа, уменьшение его объема регистрируется МРТ, и оно коррелирует с тяжестью психологической травмы детского возраста.

Еще одна особенность — чередование состояний гиповозбуждения (подобных “мнимой смерти”) и гипервозбуждения (подобных реакции “борьбы или бегства”). Ее ранее описывали при посттравматическом стрессовом расстройстве, которое по данным современных исследований сближается с диссоциативными расстройствами. Состояние гиповозбуждения соответствовало реальному переживанию травматической ситуации, а гипервозбуждения — так называемым “флешбэкам”, гиперреалистичным воспоминаниям о уже пережитых событиях.

Такая же смена состояний, и те же нейрональные корреляты этих состояний (при гиповозбуждении — преимущественная активация префронтальной коры, поясной и парогиппокампальных извилин; при гипервозбуждении — миндалины, островка, дорсального стриатума) показаны при диссоциативном расстройстве идентичности — и они соответствуют разным “личностям”. То есть для той психологической ситуации, в которой существует пациент, разные личности по-своему функциональны, и если мы хотим его вылечить, нужно научить его другим способам адаптации.

Никаких способов напрямую управлять механизмами адаптивного поведения у нас пока нет, поэтому основным подходом в лечении диссоциативного расстройства идентичности остается психотерапия. Предпочтительны индивидуальные занятия с терапевтом и психодинамический подход (например, когнитивно-поведенческая терапия).

По общепризнанным рекомендациям ISSDT (Международное общество по изучению травмы и диссоциации), терапия проходит в три этапа: на первом терапевт пытается сформировать у пациента правильное понимание болезни, первично стабилизировать состояние и уменьшить выраженность сопутствующих депрессивных и тревожных симптомов; на втором необходимо подробно разобрать все травмы, которые привели к формированию защиты по механизму диссоциации, и цель третьего этапа — перейти от диссоциации к более организованным и адаптивным защитам.

Читать еще:  Вследствие такого безразличия могут произойти чреватые последствия

Основная цель психофармакотерапии — борьба с коморбидными психическими расстройствами, которая облегчает психотерапевту подход к диссоциативному расстройству. Интересный аспект фармакотерапии — различный ответ на лекарственные препараты, который пациент может давать в разных личностных состояниях.

Источники:

  1. Sadock B. J., Kaplan H. I. Comprehensive Textbook of Psychiatry: X. – Wolters Kluwer, 2017.
  2. Dissociation and the Dissociative Disorders: DSM-V and Beyond, edited by P. F. Dell and J. A. O’Neil. (2009). New York, NY: Routledge, 898 pp.
  3. International Society for the Study of Trauma and Dissociation. Guidelines for treating dissociative identity disorder in adults, third revision //Journal of Trauma & Dissociation. – 2011. – Т. 12. – №. 2. – С. 115-187.
  4. Dorahy M. J. et al. Dissociative identity disorder: an empirical overview //Australian & New Zealand Journal of Psychiatry. – 2014. – Т. 48. – №. 5. – С. 402-417.
  5. Reinders A. A. T. S. et al. Opposite brain emotion-regulation patterns in identity states of dissociative identity disorder: A PET study and neurobiological model //Psychiatry Research: Neuroimaging. – 2014. – Т. 223. – №. 3. – С. 236-243.
  6. Chalavi S. et al. Abnormal hippocampal morphology in dissociative identity disorder and post‐traumatic stress disorder correlates with childhood trauma and dissociative symptoms //Human brain mapping. – 2015. – Т. 36. – №. 5. – С. 1692-1704.

Множественная личность

«Раздвоение личности»: существует ли это заболевание, насколько оно распространено и как врачи диагностируют диссоциативное расстройство

Рекламный постер фильма «Сплит» (2016)

Это расстройство считается довольно редким, и весьма дискуссионным является вопрос о правомерности этого понятия. Несмотря на то что диссоциативное расстройство идентичности включено в МКБ (Международная классификация болезней, травм и причин смерти), в ряде стран врачи и ученые отрицают существование этого заболевания.

История и критика понятия

Описание этого расстройства имеет довольно длительную историю. Первым случай диссоциативного расстройства личности описал в XVI веке швейцарский врач, философ и алхимик Парацельс. В его трудах сохранились записи о женщине, которая считала, что у нее кто-то ворует деньги, однако на самом деле деньги тратила ее вторая личность, о которой она ничего не знала.

В наше время всплеск интереса к этой проблеме во многом определяется мейнстримом: эта тема часто фигурирует в художественных фильмах, вспомнить хотя бы тот же «Бойцовский клуб». Широко известна книга Дэниела Киза «Множественные умы Билли Миллигана», основанная на реальной истории человека, у которого было 24 разных личности. Данные факты приводят к тому, что в последние годы среди специалистов бытует мнение об отчасти ятрогенном (то есть активно спровоцированном усиленной деятельностью психотерапевтов, которые активно популяризируют, «раскручивают» тему такого расстройства, привлекая тем самым новых клиентов и увеличивая свои доходы) характере возникновения данной патологии. Кроме того, клиническая достоверность этого расстройства может быть подвержена сомнению в связи с тем, что практически все описанные случаи тесно связаны с юридической практикой и судебно-психиатрической экспертизой. Например, американка Хуанита Максвелл имела шесть личностей, одна из которых убила пожилую женщину. В итоге Хуанита была отправлена на лечение в психиатрическую больницу.

Постановка диагноза

При постановке диагноза множественного расстройства личности надо в первую очередь дифференцировать его с другими диссоциативными расстройствами, такими как реакция избегания или психогенная амнезия. Есть, конечно, случаи, когда раздвоение личности всего лишь игра фантазии, а не заболевание, потому что, действительно, есть личности, предрасположенные реагировать таким образом на какие-то события в своей жизни. В судебно-психиатрической практике это может быть и симуляция.

Что касается более глубоких патологий, скажем шизофрении, то в таком случае, конечно, диагноз должен быть дифференцирован. У больных шизофренией часто бывает убежденность в наличии множества разных эго. Собственно говоря, шизофрения ― это и есть расщепление личности. Но тут важно отметить, что в нашем случае мы исследуем глубинные психические механизмы, которые могут приводить к множественному расстройству личности, то есть феномену диссоциации — отщепления. А при шизофрении имеет место феномен расщепления, когда само ядро личности разрушается, к тому же в этом случае всегда отмечается ряд других феноменов: нарушение мышления, галлюцинации.

Кроме того, при постановке диагноза обязательно должна быть исключена возможная связь возникновения симптомов диссоциативного расстройства с употреблением наркотиков или алкоголя, так как в этих случаях могут быть задействованы совершенно другие, экзогенные механизмы развития патологического процесса. Некоторые психоактивные вещества так и называются «диссоциативами» за этот своеобразный эффект изменения сознания.

Каким образом диагностируется множественное расстройство личности? Что для этого делается, помимо клинических наблюдений и опросников? Это, прежде всего, метод гипноза, из медикаментозных методов — амитал-кофеиновое растормаживание. Здесь оно играет диагностический характер: человека погружают в особое состояние, когда растормаживаются подкорковые, скрытые в повседневной жизни структуры. Пациент, пребывая в эйфорично-расслабленном состоянии, сообщает о себе сведения, которые были ранее недоступны либо в силу психогенной амнезии или вытеснения, либо скрывались сознательно. Данный метод может использоваться не только с диагностической, но и с лечебной целью (например, у пациентов в кататоническом ступоре). Помимо медицинских показаний, растормаживание широко используется различными спецслужбами, где оно фигурирует под названием «сыворотка правды» и служит для получения нужной (и правдивой!) информации.

Причины диссоциативного расстройства идентичности

Относительно этиологии, происхождения этого расстройства мнения сходятся: предполагается, что условия, способствующие развитию этого состояния, — это чаще всего тяжелые, травмирующие ситуации, связанные с насилием. Имеется в виду насилие физическое, сексуальное или психологическое, перенесенное в детском возрасте, то есть такой отсроченный вариант реагирования на психотравму. Примерно у 80% пациентов удается выяснить, что в детстве у них были эпизоды насилия или инцеста или какие-либо другие тяжелые стрессовые ситуации.

Диссоциативные расстройства

Диссоциативные расстройства – психические расстройства, сопровождающиеся бессознательной дезинтеграцией определенных психических функций (памяти, сознания, ощущения личностной идентичности и т. д.). Являются защитной реакцией психики на непереносимый острый или хронический стресс. Могут проявляться утратой отдельных воспоминаний и собственной идентичности, чувством отчуждения собственного тела или своеобразными изменениями сознания. Диагноз выставляется на основании анамнеза и клинических проявлений. В процессе диагностики тщательно исключают другие заболевания, способные вызвать подобные расстройства. Лечение – психотерапия, лекарственная терапия.

Общие сведения

Диссоциативные расстройства – группа достаточно разнородных психических расстройств, характеризующихся бессознательным отчуждением некоторых психических процессов. Впервые термин «диссоциация» был использован французским психиатром, психологом и невропатологом Пьером Жане. Широкой публике данный феномен, в основном, известен по фильмам о множественных расстройствах личности («Цвет ночи», «Сибил») и диссоциативных фугах («Долгий поцелуй на ночь»), однако в жизни эти расстройства встречаются реже других разновидностей диссоциации: диссоциативной амнезии, деперсонализации и диссоциаций при трансовых состояниях.

Случаи легкой диссоциации знакомы любому человеку. К подобным состояниям относятся «странное» восприятие себя и окружающего мира после бессонной ночи, медитация, «уход» в альтернативный придуманный мир или в собственные мысли во время чтения интересной книги или долгой поездки в автобусе и другие подобные ситуации. При клинических значимых диссоциативных расстройствах «разрыв» между различными психическими функциями становится более выраженным, определенные психические процессы полностью обособляются. Большинство диссоциативных расстройств возникают однократно, носят полностью обратимый характер и заканчиваются выздоровлением. Лечение осуществляют специалисты в области психиатрии.

Причины диссоциативных расстройств

Непосредственной причиной развития патологического состояния становится острая или хроническая психотравмирующая ситуация. Диссоциативные расстройства нередко наблюдаются в обстоятельствах, связанных с непосредственной угрозой для жизни больного: при природных и техногенных катастрофах, автомобильных авариях, крушениях поездов, насилии во время криминальных инцидентов и т. п. Кроме того, пусковым моментом может стать угроза всему тому, на основании чего больной формирует представление о собственной личности, ее целостности и значимости.

Диссоциативные расстройства может провоцировать смерть близких (наряду с потерей близкого человека пациент теряет и часть себя – как мужа, отца, жену, мать и т. д.), разрывы значимых отношений, увольнения, особенно при неопределенных или неблагоприятных перспективах дальнейшего трудоустройства (удар по профессиональной идентификации, падение личной ценности в социуме), банкротство, потеря собственного жилья и другие значимые травматические события. Иногда из-за несовпадения личной системы ценностей пациента с системами ценностей других людей причиной расстройства становятся события, не представляющие значимости для окружающих.

Выделяют три группы факторов, увеличивающих риск развития диссоциативного расстройства. Первая – индивидуальные особенности больного, склонность к легкому вхождению в трансовые состояния. Обычно эта способность выявляется у чувствительных, впечатлительных людей с богатым воображением. Вместе с тем, имеет значение наличие нормальных адаптационных механизмов. Если в детстве такой человек живет в благоприятном окружении, у него формируются здоровые способы приспособления к изменению внешних условий, и вероятность развития диссоциативного расстройства снижается.

Вторая – неблагоприятные условия жизни в детстве: ранняя потеря близкого человека, тяжелая болезнь, физическое и психологическое насилие в семье или в школе, особенно при эмоциональной изоляции, отсутствии поддержки и понимания со стороны взрослых. Третья – предыдущий травматический опыт. Диссоциативные расстройства чаще развиваются у людей, которые в прошлом воевали либо находились на территории военных действий, подвергались пыткам или продолжительному насильственному внушению, будучи жертвами террористов или участниками секты.

Классификация диссоциативных расстройств

Существуют разные подходы к классификации диссоциативных расстройств. Психиатры традиционно используют данный термин для обозначения трех патологических состояний: диссоциативной фуги, диссоциативной амнезии и диссоциативного расстройства идентичности (множественной личности). В американское руководство по диагностике психических расстройств, наряду с перечисленными состояниями, включают деперсонализацию. В МКБ-10 отражено семь диссоциативных состояний:

Формы диссоциативных расстройств

Диссоциативное расстройство идентичности

Причиной развития является интенсивное или длительное психотравмирующее воздействие в детском возрасте. Критическими факторами выступают: раннее нарушение привязанности (отсутствие контакта с матерью в возрасте до 2 лет), насилие, заброшенность и игнорирование ребенка. Диссоциативное расстройство проявляется наличием нескольких личностей в одном человеке. Личности могут быть разного пола, возраста и национальности, каждая имеет свою историю. Переход от одной субличности к другой осуществляется внезапно, каждая субличность не знает о существовании остальных и не представляет, что происходило за время ее «отсутствия».

Основной целью лечения диссоциативного расстройства является объединение разных личностей – такой подход позволяет обеспечить нормальное существование больного, его безопасность и интеграцию в общество. Используются различные психотерапевтические методики, в том числе – когнитивная психотерапия, гипноз, психодинамическая терапия, семейная психотерапия. При сопутствующих депрессивных расстройствах и выраженной тревоге назначают антидепрессанты. Диссоциативное расстройство идентичности требует длительной терапии. В литературе описаны случаи успешной интеграции даже при большом количестве субличностей, однако, многое определяется возрастом больного, его способностью и готовностью переносить стрессы, связанные с объединением «альтер эго», и другими факторами.

Читать еще:  Олигофрены это кто

Диссоциативная амнезия

Диссоциативная амнезия – достаточно распространенное расстройство. Представляет собой частичную или полную потерю памяти на события, вызвавшие тяжелый психологический стресс. При этом больной находится в сознании, признает амнезию, ориентируется в собственной личности и сохраняет воспоминания о других событиях. Эта форма диссоциативного расстройства чаще выявляется у молодых женщин, пострадавших во время стихийного бедствия либо находившихся на территории военных действий. Кратковременные эпизоды диссоциативной амнезии нередко возникают при потере близких и других трагических событиях.

Лечение – создание благоприятной психологической атмосферы, психотерапия, в некоторых случаях в сочетании с лекарственной терапией. Утраченные воспоминания можно восстановить с помощью гипноза, однако, иногда они могут вызвать ухудшение состояния пациента с диссоциативным расстройством, поэтому решение о необходимости применения данной методики принимают индивидуально. Для выработки более адаптивных способов реагирования на психотравмирующие ситуации применяют когнитивно-поведенческую терапию и психодинамическую терапию, для облегчения контакта больного со своими чувствами и безопасного выражения переживаний используют различные виды креативной психотерапии. Прогноз благоприятный, обычно наблюдается полное выздоровление.

Диссоциативная фуга

Диссоциативная фуга – диссоциативное расстройство, при котором больные внезапно покидают дом, утрачивая воспоминания о своей прежней личности. Одни пациенты находятся в растерянности, другие создают новую личность, порой – весьма правдоподобную. Появление новой личности сопровождается изменением поведения. При продолжительной диссоциативной фуге больные могут устраиваться на работу по другой специальности и создавать новые семьи. В последующем прежняя личность возвращается, и пациент, страдающий диссоциативным расстройством, обнаруживает себя в незнакомом месте с новой, неизвестной ему жизнью. Воспоминания о существовании в период фуги утрачиваются.

Как правило, психиатры и психотерапевты работают с больными, уже пережившими возвращение к прежней личности, поскольку в период фуги больных ничто не беспокоит, и они не обращаются к специалистам. Лечение диссоциативного расстройства – помощь в переработке травмирующей ситуации, спровоцировавшей фугу. При продолжительной фуге может потребоваться помощь в адаптации к прежней жизни, поскольку многие пациенты тяжело переносят перемены, произошедшие за время их отсутствия. Прогноз благоприятный, обычно наблюдается полное выздоровление.

Деперсонализационное расстройство

Деперсонализация – диссоциативное расстройство, проявляющееся ощущением чуждости собственного тела или собственных психических процессов. Может быть периодическим или постоянным, сопровождаться эффектами искажения пространства и времени, восприятием себя, как робота или как человека, живущего в сновидениях. Пациент как будто не живет, а наблюдает за своей жизнью со стороны, не имея возможности ей управлять. Деперсонализация нередко сочетается с дереализацией – ощущением нереальности окружающего мира.

Различают деперсонализацию при различных психических расстройствах (шизофрении, депрессии, биполярном аффективном расстройстве, паническом расстройстве) и синдром деперсонализации-дереализации, как самостоятельное диссоциативное расстройство, обусловленное непереносимым стрессом. Причиной развития данного синдрома могут стать стихийные бедствия, аварии, насилие, жесткое обращение в детстве и пр. Установлено, что все виды деперсонализации связаны с повышенным уровнем тревоги, поэтому при лечении этого расстройства используют транквилизаторы и антидепрессанты. Прогноз при синдроме деперсонализации-дереализации благоприятный, при симптоматических деперсонализациях состояние определяется течением основного заболевания.

Транс и одержимость

Транс и одержимость – диссоциативные расстройства, сопровождающиеся временным изменением сознания, снижением способности осознавать собственную личность и происходящие события. Возникают у медиумов и служителей некоторых культов. В повседневной жизни могут наблюдаться у водителей, летчиков и представителей других профессий, связанных с длительным монотонным напряжением в сочетании с высокими скоростями и однообразием визуальных ощущений. Трансовые состояния могут становиться причиной авиакатастроф и автомобильных аварий.

При трансовых диссоциативных расстройствах, обусловленных проведением религиозных и оккультных ритуалов, может потребоваться психотерапевтическое лечение (гештальт-терапия, психоанализ, рациональная психотерапия) на фоне приема транквилизаторов. При трансах, связанных с выполнением профессиональных обязанностей, основную роль играют профилактические меры: регулярный отдых (в случае, если остановка невозможна – замена управления транспортным средством другим водителем либо пилотом), остановки в пути и кратковременный сон.

Другие диссоциативные расстройства

Диссоциативными конвульсиями называют псевдоприпадки, которые довольно точно могут имитировать припадки при эпилепсии, но не сопровождаются полной потерей сознания, непроизвольным мочеиспусканием и прикусыванием языка. Диссоциативные расстройства движений и ощущений представляют собой временные выпадения чувствительности или нарушения движений. Диссоциативный ступор проявляется временной полной или почти полной неподвижностью и отсутствием реакции на внешние раздражители при сохранении сознания. Лечение всех перечисленных диссоциативных расстройств – психотерапия, иногда в сочетании с лекарственной терапией.

Диссоциативное расстройство личности: классификация, формы, проявления

Диссоциативные расстройства, также именуемые конверсионные – отдельная группа патологических психических состояний личности, для которых характерно значительное изменение или полное нарушение совокупности психических функций. В состоянии, условно определяемом как норма, явления сознания, сфера памяти, понятие личностной идентичности и ее непрерывность – интегрированные (целостные) компоненты сферы психики. При развитии патологии наблюдается диссоциация (распадение целостности) отдельных элементов, они обособляются от единого в норме сознания, приобретая определенную независимость.

Понятие «диссоциация» было введено в медицинскую терминологию в XIX столетии французским психологом, психиатром, невропатологом Пьером Жане. Он в ходе своей врачебной деятельности первым установил факт: отдельные идеи или их комплекс может отъединяться от изначально целостной основы личности, существуя автономно, независимо, неконтролируемо и неуправляемо сознанием. Однако такие отщепленные структуры можно возвратить в сферу сознания, прибегнув к психосуггестивной терапии (гипнозу).

Диссоциативное расстройство – сильнейший коллапс целостности личности, приводящий к полному расщеплению биологически и психически единой структуры. Именно из-за такого «развала» личности, заболевание нередко называют термином «расщепление личности», однако такая трактовка заболевания не совсем точно отражает все описанные на данный момент формы патологии. Можно утверждать, что диссоциативное расстройство – глобальная и более выраженная дезорганизация личности.

До сегодняшнего дня ученые и клиницисты не вынесли единого вердикта, что же являет собой множественная личность, поэтому в современных вариантах систематизаций и классификаций болезней принято такие состояния обозначать отдельными формами конверсионного расстройства, в числе которых диссоциативное расстройство идентичности, нередко именуемое как раздвоение личности, расщепление личности.

Определение и классификация согласно DSM-IV-TR

В современной психиатрии термин «диссоциативные расстройства» согласно определениям DSM-IV-TR включает четыре вида патологических состояний:

  • деперсонализационное расстройство;
  • диссоциативная амнезия;
  • диссоциативная фуга;
  • диссоциативное расстройство идентичности.

Все вышеуказанные состояния непосредственно связаны друг с другом и органически переплетаются.

Деперсонализационное расстройство

Деперсонализация, как самостоятельная форма патологии, фиксируется относительно редко. Для заболевания характерно периодическое возникновение эпизодов деперсонализации. Большая часть пациентов с искаженным восприятием собственного «Я» – лица женского пола в возрастной категории старше 40 лет.

Состояние проявляется стойким нарушением «схемы» тела, переживанием нереальности своей личности. Человек описывает, что его тело стало не таким как прежде, оно удвоилось, изменилось, разделилось. Собственные мысли, голос, жесты больной воспринимает как бы со стороны. При этом оценка внешних объектов изменений не претерпевает. Проявления деперсонализации чаще всего имеют резкий и внезапный старт, для них характерен переход в хроническое течение. Чаще всего этот вид диссоциативного расстройства возникает у личности после сильного стресса, психической травмы или сопряжен с течением депрессии. Прямая взаимосвязь с соматическими заболеваниями не установлена. Читать подробно статью деперсонализация.

Диссоциативная амнезия

Признана наиболее распространенной формой заболевания. В большинстве случаев развивается после сильного стресса, например: ущерба, причиненного природными катаклизмами. Среди больных преобладают представители подростковой и молодой возрастной группы женского пола.

Амнезия (утрата памяти) – наступает внезапно, при этом человек осознает факт потери части своих воспоминаний. При этом виде амнезии человек сохраняет ясное сознание до и после произошедшего кризиса. Как правило, память спустя некоторое время восстанавливается самостоятельно. Амнезия при этом расстройстве не связана с соматическими патологиями и не является следствием неврологических дефектов.

Диссоциативная фуга

В клинической практике фиксируется сравнительно редко. Проявления этой формы диссоциативного расстройства: личность предпринимает бесцельные передвижения часто на отдаленные территории. Возникает частичная или полная амнезия личной истории, при этом особа не осознает факт утраты памяти. Нередко человек на время обретает качества характера, которые ему несвойственны.

Стоит отметить, что поведение человека в состоянии фуги не отличается от действий психически здоровой персоны. Характерна кратковременная продолжительность аномального состояния, возвращение к привычному для личности статусу проходит внезапно и стремительно. Часто диссоциативная фуга наблюдается у лиц, страдающих шизоидным расстройством.

Диссоциативное расстройство идентичности

Наблюдается более чем у 5% пациентов психиатрического профиля. Большая часть пациентов – лица молодого возраста, при этом расстройство может стартовать в детские годы и период отрочества. У женщин патология встречается чаще, чем у мужчин.

Для состояния характерно своеобразное расщепление личности, при котором в одном человеке могут существовать несколько «личностей» с диаметрально противоположными психологическими свойствами и чертами характера. Периодически каждая отдельная «личность» берет бразды правления человеком в свои руки, соответственно, особа не только ведет себя по-иному, но и использует другую модель мышления.

Перевоплощение из одного образа в другую «личность» проходит внезапно и беспричинно, при этом индивид не осознает, что с ним происходит: он не ощущает и не помнит о наличии других структур в психике, не понимает, что совсем недавно он являл собой иную «личность».

Наиболее тяжелая форма, которая трудно поддается лечению и часто не оканчивается полным выздоровлением. Как показывают исследования, диссоциативное расстройство идентичности чаще всего возникают у личностей, которые перенесли насилие, чаще всего сексуального характера, в детском возрасте. Нередко наблюдается при эпилепсии.

Определение и классификация согласно МКБ-10

В МКБ-10 (Международном классификаторе болезней) под кодом F44 «Диссоциативные (конверсионные) расстройства» представлены семь диагнозов. Общепринятым критерием для дифференциации конверсионных расстройств от иных патологий выступает наличие у человека полного или частичного нарушения цельности между компонентами:

  • памятью на личную историю;
  • осознанием себя как личностью;
  • собственными ощущениями;
  • способностью контролировать собственную двигательную функцию.

Все формы заболеваниямогут самостоятельно прекратить свое проявление спустя непродолжительный срок, особенно если их развитие стартовало после психотравмирующей ситуации. В раздел включены подвиды диссоциативных расстройств: амнезия, фуга, ступор, двигательные расстройства, конвульсии, потеря чувственного восприятия, транс и одержимость.

Потенциальные причины диссоциативного расстройства личности

Диссоциативное расстройство формируется у личности на фоне присутствия в прошлом или настоящем нескольких неблагоприятных обстоятельств, в числе которых наиболее весомые:

  • воздействие стрессовых факторов, которые человек оценивает как непереносимые;
  • травматический опыт в прошлом;
  • наличие защитного механизма – диссоциации, то есть восприятие события, происходящее лично с индивидом как явления у кого-то постороннего;
  • способность вытеснять (изолировать) свои воспоминания из сферы сознания.
Читать еще:  Рецепты мясных блюд при раздельном питании

Почва для развития патологии закладывается в детском возрасте: человек не рождается с ощущением цельной идентичности, становление личности проходит в результате многообразных переживаний и разнопланового воздействия. Базой для формирования у личности диссоциативного расстройства является дефицит родительского внимания и заботы в тяжелых для малыша ситуациях, когда он, не владея необходимыми механизмами преодоления проблем, вынужден применять деструктивные формы защиты, вытесняя свои негативные ощущения из сферы сознания.

В качестве главной причины развития аномальных состояний, по мнению многих исследователей, выступает факт физического и психологического насилия, пережитого личностью в детские годы. Также в роли пускового механизма обнаруживаются вытесненные из сознания воспоминания о пережитых стихийных бедствиях, военных конфликтах, смерти близких родственников или затяжной болезни.

Стоит отметить, что для личностей, страдающих диссоциативным расстройством, характерно легкое вхождение в транс – состояние, отличное ото сна и бодрствования, при котором притупляется контроль сознания, и человек пребывает в своеобразной полудреме.

Лечение диссоциативного расстройства личности

Оптимальная тактика ведения больных – сочетание мероприятий:

  • облегчающих симптомы заболевания;
  • улучшающих общее самочувствие пациента;
  • нацеленных на обеспечение безопасности человека;
  • направленных на восстановление целостности интегрированных элементов психики;
  • закрепляющих достигнутую единую идентичность.

На сегодняшний день отсутствуют фармацевтические препараты, позволяющие преодолеть и искоренить непосредственно само заболевание. Фармакологическое лечение не показывает желаемых результатов в терапии диссоциативного расстройства и ориентировано исключительно на устранение отдельных симптомов. Для преодоления сопутствующих депрессивных проявлений довольно часто прибегают к назначению некоторых современных антидепрессантов.

Как правило, программа лечения диссоциативного расстройства представлена методами психотерапии: когнитивной, семейной, инсайт-ориентированной и техниками клинического гипноза.

ПОДПИШИСЬ НА ГРУППУ ВКонтакте посвященную тревожным расстройствам: фобии, страхи, навязчивые мысли, ВСД, невроз.

Диссоциативное расстройство идентичности: спасибо мне, что я есть у себя!

«Бойцовский клуб», «Таинственная история доктора Джекилла и мистера Хайда», «Черный лебедь», «Тайное окно» — и это далеко не полный список произведений, затрагивающих тему расщепления личности. Диссоциативное расстройство (или в обиходе «раздвоение», даже если личностей больше) можно назвать одной из главных тенденций поп-культуры XX и XXI веков. Оно зачаровывает, будоражит, дарит множество новых идей. Но как и все психиатрические феномены, получившие нежданную популярность, порождает вопросы и заблуждения. Остановимся на них подробнее.

Существует ли расстройство множественной личности на самом деле?

Вопрос парадоксальный, однако не теряющий своей актуальности даже сейчас, когда заболевание внесено в Международную классификацию болезней. И задаются им не только обыватели, не взаимодействующие с психиатрией, — даже многие ученые, психотерапевты и врачи сомневаются в реальности данного диагноза [1, С. 163-167]!

Дэниел Киз, известный писатель, в произведении «Таинственная история Билли Миллигана» о мужчине, оправданном по причине расстройства множественной личности, приводит цитату из газетной статьи от 1981 года:

«Он [Миллиган] либо обманщик, который одурачил общественность и ушел от наказания за страшные преступления, либо реальная жертва такого заболевания, как расщепление личности» [2, С. 11].

Для того, чтобы разобраться с вопросом правдивости и ответить на него в конце статьи, необходимо вооружиться наиболее полной и достоверной информацией.

Что представляет собой расстройство множественной личности?

Диссоциативное расстройство идентичности суть защитный механизм (а именно – неудавшееся вытеснение травмирующих событий), приобретший угрожающие для целостности Я масштабы. Это роднит его с психогенной амнезией, то есть потерей памяти без органических нарушений работы головного мозга. Основной функцией расстройств диссоциативного спектра является изоляция негативных переживаний [4, С. 65-66]. Манифестация расстройства происходит в подростковом или детском возрасте, среди заболевших, по статистике, преобладают женщины [5, С. 214].

Как мы понимаем, расщепление личности – не тот диагноз, который можно поставить в беседе с другом, пройдя 1-2 шуточных теста или под впечатлением сюжетных поворотов «Острова проклятых». Это заболевание может диагностировать только квалифицированный врач. Кроме того, человек может забывать дни рождения или лица знакомых, вести себя странно и непривычно, а в гневе или застенчивости – вообще не быть похожим на себя. Однако поставить этот диагноз невозможно, пока жалобы пациента не соответствуют следующим четырем критериям, выдвинутым МКБ-10:

  1. Существует две и более личности – но только одна способна захватывать контроль над мышлением и деятельностью человека в данный момент времени.
  2. У личностей есть свои индивидуальные особенности, воспоминания, предпочтения.
  3. Человек не может вспомнить какую-то важную информацию, однако это представляет собой гораздо больше, чем обычная забывчивость.
  4. Все вышеперечисленные симптомы – не следствие органических поражений центральной нервной системы либо употребления/отмены употребления психоактивных веществ [3, С. 126].

Это все равно один и тот же человек. Разве личности могут сильно отличаться?

Как правило, личности обладают разными именами, возрастами, походкой, манерой говорить, мимикой. У них также диагностируются разные показатели ЭЭГ, а коэффициенты интеллекта могут колебаться от дебильности до гениальности. Кроме того, отличия обнаруживаются в национальности, сексуальной ориентации, исповедуемых личностями религиях [2]. Д. Киз в книге о Миллигане описывает особенности каждой его личности: сильный славянский акцент (Рейджен), безынициативность (Марк), склонность к мошенничеству (Аллен), хладнокровие (Артур). Последнему также свойственно соединять пальцы рук «шпилем» — жест, по которому Артур узнаваем на видеозаписях многими поклонниками книги.

Несмотря на наслоение «новеньких», первоначальная личность (обычно она продолжает называть себя настоящим именем) остается среди них, пусть и не всегда занимая доминирующее положение.

Виды диссоциативных расстройств

Существует 5 основных видов заболевания:

    Диссоциативные расстройства движений и ощущений – двигательные или чувствительные нарушения в отсутствие соматических нарушений. Диссоциативная амнезия – частичная или полная потеря памяти как результат психической/психологической травмы. Диссоциативный ступор — двигательное расстройство, возникшее в результате психотравмирующей ситуации. Диссоциативная фуга – потеря памяти о себе после внезапного переезда как стремления сбежать и начать новую жизнь. Синдром Ганзера — искусственное заболевание, при котором люди ведут себя так, как если бы у них было психическое заболевание. Проявляется в «мимоговорении» (нелепый ответ на вопрос) и «мимодействии» (ошибочные действия в ответ на простейшую просьбу) [4, С. 66].

Диссоциативное расстройство личности – симптом шизофрении?

Это одно из самых распространенных заблуждений касательно множественной личности. Хотя доктор медицинских наук, профессор Ю. В. Попов подчеркивает, что отличить шизофрению и расстройство множественной личности друг от друга не всегда просто, это возможно сделать по симптомам, нехарактерным для диссоциативных расстройств. В основном, больные шизофренией склонны воспринимать симптомы болезни как результат воздействия извне [5, С. 217].

Кроме того, в случае шизофрении происходит процесс более примитивного характера – расщепление отдельных психических функций, без формирования новых, сложных и отличающихся друг от друга личностей внутри одной. Также нарушается логическое мышление, притупляются эмоции – эти симптомы не являются симптомами расстройства множественной личности.

Хочу отличаться от остальных. Могу ли я тоже разделиться на три личности?

Весьма сомнительно. Происходит расщепление, конечно, всегда по желанию пациента – но не по мановению волшебной палочки, а по желанию бессознательному. В основном, как подчеркивалось ранее, это стремление отгородиться, изолироваться от экстремально сильных негативных воспоминаний. Не каждое грустное или тревожное событие в жизни способно спровоцировать подобного рода «трещину» Я. Например, самый известный человек с расстройством множественной личности, Билли Миллиган, в детстве подвергался многократному физическому и сексуальному насилию [2]. Поэтому, чтобы сработал настолько сильный защитный механизм, триггер тоже должен быть весьма серьезным.

Говоря же о симуляции, стоит подчеркнуть, что психиатр легко способен определить, где реальный недуг, а где – разыгрываемый. Ю. В. Попов отмечает, что при симуляции расстройства личности гипертрофированы, поляризованы, примитивны. При их проигрывании опытный эксперт может заметить недостаточность разграничения отдельных личностей и наличие в них внутренних несоответствий. В отличие от симулянтов, пациенты с РМЛ склонны скрывать свои нарушения (особенно бросается в глаза симуляция правонарушителей, стремящихся избежать наказания) [5, С. 217].

Кроме того, имея полное, всестороннее представление об этом заболевании, вряд ли кому-либо действительно захочется им обладать. Выделиться из толпы, конечно, получится – только вряд ли кто-то из личностей будет к этому стремиться.

В целом же диссоциативные расстройства личности – масштабная тема, которая продолжает изучаться и открываться с новых сторон по сей день. Здесь пока есть свои белые пятна и загадки, тайны и вопросы без ответов. О реальности/надуманности заболевания все еще спорят исследователи. Тем интереснее в этих спорах слышать третью, совершенно отличную точку зрения, которую высказывает сторонник относительности персонификаций, американский психолог Джеймс Хиллман: «Множественная личность – это человеческая природа в ее естественном состоянии» [6]. И с этой точки зрения, не лишенной рационального зерна, норма и патология легко меняются местами.

Источники:
  • 1. Cormier, J. F., & Thelen M. H. (1998). Professional skepticism of multiple personality disorder. Professional Psychology: Research and Practice, 29.
  • 2. Киз Д. Таинственная история Билли Миллигана. — М.: Эксмо, 2015 г. — 640 с.
  • 3. Всемирная организация здравоохранения. F44.81 Multiple personality disorder // The ICD-10 Classification of Mental and Behavioural Disorders. Diagnostic criteria for research. — Женева. — 263 с.
  • 4. Микаелян В. А. Диссоциативное расстройство идентичности как неассимилированный возраст личности. — «Банберский Ереванский университет» // «Философия, психология». — Ереван, 2011 г. — стр. 65-75
  • 5. Попов Ю. В. Современная клиническая психиатрия — М. «Экспертное бюро-М», 1997. — 496 с.
  • 6. Adams, M. V. Deconstrucrive Philosophy and Imaginal Psychology: Comparative Perspectives on Jacques Derrida and James Hillman. — Northwestern University Press, 1985. — pp. 231-248.

Автор: Юлия Матыченко, педагог-психолог, МБОУ Кадетская СОШ2, г. Рубцовск

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

  • Писать или не писать? – вот в чем вопрос https://psychosearch.ru/7reasonstowrite
  • Как стать партнером журнала ПсихоПоиск? https://psychosearch.ru/onas
  • Несколько способов поддержать ПсихоПоиск https://psychosearch.ru/donate

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector