Как победить аутизм
Lechenienarkomanii-tomsk.ru

Вредные привычки

Как победить аутизм

Как мы победили аутизм без лекарств. Письмо — обращение

Здравствуйте, дорогие девчонки!
Для врачей вы — мамы больных аутизмом детей, для разных психологов и корректоров – вы просто заработок и их хлеб насущный (чем больше вы к ним ходите, тем больше они заинтересованы в продолжении вашего «восстановления»), а для меня вы все – такие же, как и я когда то беспомощные, уставшие, очень сильно любящие своих малышей — аутят взрослые девочки. Как любой алкоголик, бросивший пить, начинает всем рассказывать, как он бросал, так и я хочу рассказать вам, как мне с моей дочкой повезло в жизни, как нам стало гораздо лучше, можно сказать вылечились. Сразу оговорюсь, что не надеюсь, что моё послание к вам не удалят администраторы сайтов, потому что то, что скажу, многим не понравится.
Когда я была беременна своей дочуркой, мы с моим будущим мужем часто ссорились и расставались, потом снова мирились. У меня даже были мысли об аборте, не знаю, как удержалась. Потом всё-таки на позднем сроке поженились, родилась наше счастье, через год мы с мужем расстались. Как мне казалось тогда, он предал меня, прощать его я не хотела, деньги мне не очень большие, но поступали от родителей, и я собиралась одна воспитывать дочь. Никаких отклонений в её поведении в годик я не замечала (может, просто не понимала, какие они бывают эти отклонения, так как большую часть времени воспитывала её сама). В 2 года я начала замечать странности поведения дочурки, которым потом врачи дали определение «аутизм». Моему горю, казалось, не было предела. Что такое аутизм, думаю никому рассказывать не нужно. У нас он был в средней степени тяжести и чуть выше. Денег на врачей маститых особо не было, лекарствами пичкать её я не собиралась, поэтому, как и многие, выбрала самый дешёвый и доступный путь – я погрузилась с головой в интернет в разные сайты и методики лечения. Всем верила и всё испробовала: и безглютеновую диету, и однотипные режимы дня, и разные корректирующие развивающие методики – ничего не помогало. Хорошо, хоть на гипноз её не повела. Время шло, ребёнку исполнилось 5 лет, я превратилась, как мне казалось, в эксперта и специалиста, потому как некоторые небольшие сдвиги всё же были, и конечно, я их приписывала своим познаниям и упражнениям. Сразу скажу, я из семьи с православными бабушкой и дедушкой, мама с отчимом живут далеко, бабушка моя поближе, иногда она брала правнучку и Причащала её в храме, молилась за неё. В эти дни, не смотря на свою особо не сильную веру, я замечала улучшение в поведении дочери. Но, потом всё возвращалось. И вот поняв, что одна я всё таки, наверное, не справлюсь, я поддалась на её уговоры, и поехали мы все втроём к прозорливому старцу в Сергиев Посад спросить, отчего у нашей лапули аутизм и что нам делать дальше с этим. Было нелегко в дороге и там тоже не очень легко, но я понимала уже, что нужно потерпеть. Нас принял о. Наум (точнее не принял, а я попала к нему на исповедь) и сказал такое, что мне было ну очень неприятно слышать о себе. Он сказал, что болезни к детям без вины родителей почти никогда не прицепляются. Он сам мне напомнил о моих помыслах сделать аборт (хотя он этого не знал) и о том, что я не хочу прощать своего мужа. Сказал, что чем больше я буду утопать в своей гордыне, тем хуже будет моему ребёнку. Болезнь её, как он сказал, появилась ещё при беременности от её страха умереть в аборте, и развилась до тяжёлой степени она моими другими грехами, и особенно раздражительностью, высокоумием, постоянными истериками и криками на мужа. Когда же я ему сказала, что начиталась уже всего в интернете и всё знаю почти о болезни, он ответил, чтобы никогда больше я не состояла в тех группах, где пишут о том, что родители не должны никого слушать и всё сами знают. В таких группах делают страшный грех – отводят родителей от покаяния, утверждают их в гордыне и вредят тем самым детям. Из всех психологических групп, где также тешат гордость и самолюбие, поднимают самооценку, велел выйти. Не поверите, но даже диету безглютеновую он нам отменил, а сказал, чтобы мы лечили дисбактериоз кишечника (хотя и об этом заболевании я ему не говорила, он у многих есть). С мужем велел примириться и простить его, даже не вспоминать, что было. Без этого, говорит, молитва о ребёнке слаба пред Богом. Ещё сказал ездить по святым местам. Потом отпустил мне мои грехи и благословил. Если бы не моя бабушка, которая потом постоянно просила меня выполнить все благословения батюшки, я бы, наверное, и на сегодняшний день оставалась гордой, непримиримой, самой умной и одновременно самой глупой на свете. Но, я всё же, любила дочь больше себя драгоценной, и поэтому тяжело, скрипя сердцем, начала делать попытки примирения с когда то близким мне человеком. К счастью, он только этого и ждал))) Сейчас мы живём втроём, вместе ездим (хоть и не так часто) по святым местам и источникам, вместе ходим на исповедь и Причастие, ну, а самое главное, что наша детка почти полностью здорова. Остались некоторые последствия, но очень небольшие.
Девчонки, не повторяйте моих ошибок! Всем здоровья, примирения, счастья и любви со всеми вашими близкими.
Ольга, г. Новомосковск

Как победить аутизм. Тамара Кимельман — отзыв

Одна из самых ценных книг об аутизме

В самом начале позвольте мне немного лирического отступления. Ну, конечно же, его можно пропустить, потому что отзыв о самой книге Тамары Кимельман «Как победить аутизм» будет представлен во второй части моего повествования.

Моему драгоценному сынишке несколько месяцев назад был поставлен диагноз — детский аутизм. До сих пор сердце содрогается при воспоминании о том, как на одной из консультаций врач, пожилая дама крепкого телосложения, бросив мимолетный взгляд в сторону ребенка и в то же время продолжая делать какие-то записи в медицинской карте, буквально через 5 минут после нашего прихода заключила: «Здесь всё понятно, случай довольно тяжелый», а на вопросы о будущем сына, перспективах его развития безапелляционно заявила что-то вроде: «Развиваться, может, и будет, но нормальным человеком уже не станет никогда «. Помню, как слезы хлынули из глаз, и, потупив пустой взор, я сидела, не шелохнувшись, и еще долго-долго слушала рассказ о том, какие выгоды приобретает семья при оформлении инвалидности.

Моему сокровищу тогда еще вот только-только исполнилось 2 года, и я не могу спокойно вспоминать тот день. Это было как раз в преддверии новогодних праздников, и, воскрешая в памяти подробности той встречи, я до сих пор не могу понять, почему же те, кто сам избрал этот путь — лечить людей, могут поступать так жестоко.

Однако эта ситуация, казавшаяся такой мрачной и безысходной, заставила меня действовать, ведь надо было что-то делать.

С тех пор прошло более полугода. За это время я познакомилась с тремя логопедами-дефектологами и одним психологом, специализирующимся на работе с особенными детьми. Ребенок постоянно занимался, а с ним занималась и я, вновь и вновь записывая новые рекомендации специалистов. Малыш в течение этого периода перенес много сложных обследований, а я не прекращала заказывать в книжном интернет-магазине новые книги по волнующему меня вопросу. Литература об аутизме, АВА-терапии, развитии речи и раннем развитии стала для меня основным источником информации. Также я с нетерпением и предельным вниманием вслушивалась в лекции Елисея Осина, найденные на канале YouTube. Вместе с тем мы прошли 2 курса массажа и несколько курсов физиопроцедур, направленных на устранение гипертонуса в ногах и на активизацию некоторых зон, которые могли как-то повлиять на развитие речи.

К сожалению, все затраченные усилия не принесли желаемого результата. Несмотря на постоянные занятия, а также медикаментозною поддержку, прописанную известным неврологом, ребенок так и не стал говорить, понимать, откликаться на собственное имя. Он как и раньше продолжал ходить на цыпочках, бесцельно блуждая по квартире и разбрасывая всё то, что оказывалось в поле его зрения.

Единственное, что нам действительно помогло — это сеансы остеопатии, часть из которых мы прошли в клинике «Остмед«, а часть — в клинике «Остеопат доктора Кутузова«. После данного лечения у ребенка ушли проблемы с засыпанием и беспокойным сном, исчезла тревожность и беспричинные истерики среди дня, наконец-то он освоился с горкой на детской площадке и перестал то и дело убегать от меня на прогулке.

Но время шло, и хотелось новых достижений, а их всё не было. Я поняла, что мы зашли в тупик.

И вот однажды я имела случай пообщаться с женщиной, внук которой полностью восстановился и в этом году уже пойдет в школу. Своим успехам они обязаны прежде всего АВА-терапии и системе Биокоррекции (Биомед), подробнее узнать о которой можно на сайте «Аутизм. Помощь родителям». Для регистрации на форуме требуется приобрести книгу Тамары Кимельман «Как победить аутизм».

Читать еще:  Помощь человеку при эпилепсии

Если бы вы знали, с каким воодушевлением я принялась за чтение. Интуиция подсказывала, что это именно то, что мне нужно.

В этом произведении, написанном как дневник, автор делится историей жизни своей семьи, на которую нежданно-негаданно вдруг обрушилось великое горе: ее любимой внучке Аурель был поставлен диагноз «аутизм». Тамара прошла нелегкий путь, полный превратностей и испытаний, однако достигла желанной цели: девочка восстановилась и по уровню развития догнала своих сверстников. Специалисты, которые с ней занимались, были приятно удивлены ее успехам и быстрому прогрессу.

История, посвященная Аурель, в этой книге не единственная. Здесь также можно найти рассказы и о других детях — Никите, Мите, Диме, Паше. Эти дети также прошли через этапы биокоррекции, а некоторые из них занимались также и по программе АВА-терапии. Кроме этих чудесных рассказов и собственных дневниковых записей автор знакомит читателя с такими важными аспектами, как причины возникновения аутизма, история исследования этого заболевания, новые взгляды и научные изыскания в данной области. Здесь можно найти подробное описание различных видов терапий, которые помогли Аурель восстановиться. Это и БГБК диета (диета, исключающая глютен и казеин), противокандидозная терапия, порядок введения микроэлементов, витаминов и прочих добавок с их подробным описанием, хелирование (выведение тяжелых металлов), антивирусная терапия и гипербарическая оксигенация. Ну и конечно же АВА-терапия.

К слову сказать, что я только недавно закончила чтение и только-только стала применять рекомендации Тамары Кимельман на практике, но о чем я действительно жалею, так это о том, что данное уникальное издание не попалось мне раньше. Из всех тех пособий и руководств, которые мне удалось прочесть к этому моменту, книгу «Как победить аутизм» я бы поставила на первое место по ценности изложенного материала. Ведь здесь представлена не очередная методика, которая якобы может быть полезна ребенку с расстройством аутистического спектра,- здесь автор предлагает конкретный план действий по пути спасения драгоценного чада.

Эта книга дала мне второе дыхание и надежду на то, что всё будет хорошо! За одно это — низкий поклон Тамаре, а также всем мамам, рассказы которых представлены на страницах этого замечательного издания!

mama-znaet.com

Мама знает все!

Вы здесь

ЧАСТЬ 1. Побеждая аутизм. Совершить невозможное

Заглавная часть по ссылке

ПОБЕЖДАЯ АУТИЗМ. СОВЕРШИТЬ НЕВОЗМОЖНОЕ

Аутизм.
Сейчас я вполне спокойно могу произнести это слово. А когда я впервые услышала диагноз, который ставили моей дочери, то мне показалось, что жизнь вокруг меня просто остановилась. Я ощущала себя в какой-то параллельной реальности, все мечты рухнули в один миг, и я на какое-то время потеряла смысл жизни. Но теперь, пройдя через многие испытания и трудности, я могу с уверенностью сказать, что аутизм можно победить.

Когда аутизм диагностировали моей дочери, он пришел не только к ней, но и ко мне.
И я обьявила ему войну — беспощадную и тотальную. Я постаралась познакомиться со своим врагом как можно ближе, и перечитала все что только возможно об аутизме, чтобы узнать его слабые места и победить его. И я хочу поделиться нашей историей с каждым, кого как и меня, коснулся аутизм.

В свои 2 года Катя часами сидела на широком подоконнике, глядя на улицу. Она могла долго кружиться, закручиваясь в штору как в кокон, и вновь раскручивая ее, панически боялась машин и общественного транспорта, закрывала уши руками от любого шума, постоянно спала обутая в кроксы, и 2 года не снимала шапочку с головы. И молчала. Упорно молчала до 3.5 лет, не смотря на все мои усилия «разговорить» ее. Моя дочь молчала, но она внимательно смотрела в глаза и улыбалась. И это была моя единственная зацепка. Я решила для себя, что если у меня есть хоть 1 шанс из миллиона, чтобы вытянуть дочь из аутизма, то это именно МОЙ шанс.

Я ушла с работы и целыми днями была рядом, играла в ее игры и постоянно наблюдала за ней. Я посадила ее на безглютеновую и кофакторную диету, кормила витаминами и пробиотиками, ночами напролет изучала все форумы об аутизме, и искала новые методы и подходы в его лечении. Я упрямо не хотела верить в этот диагноз, присматривалась к дочери, ловила ее взгляд, и не давала ей уходить «в свой внутренний мир». Я была ее зеркальным отражением, повторяя все ее действия и движения, чтобы понять, почему она это делает.

Два с половиной года я вообще не помню себя. Все это время я была ее идеальной копией- такой, какой я хотела ее видеть. Я играла и гуляла с ней как с обычным ребенком, везде возила за собой, мы ходили на детские площадки, в магазины, в развлекательные центры. Играя и занимаясь с ней, я все время мягко корректировала ее действия, чтобы она видела перед собой пример правильного поведения в определенной ситуации. Я боялась упустить даже минуту, чтобы успеть вытянуть дочь к норме. Два года я говорила «сама с собой», обращаясь к дочери, и отвечая за нее те слова, которые так хотела услышать в ответ.

Месяц за месяцем, подходя к входной двери, и останавливаясь возле нее, я громко говорила «открывай!», открывала ее, и мы входили. Но однажды, подойдя к этой двери, я остановилась. Я хотела в тысячный раз произнести «открывай», но не могла. Меня душили слезы, потому что я устала годами говорить в пустоту. Мы стояли перед дверью и молчали, и вдруг моя дочь неожиданно сказала : «от-кры-вай!». И это были самые прекрасные двери, которые я когда-либо открывала!

Эти двери открывали наш путь к преодолению аутизма. Теперь я уже знала, как подтолкнуть дочь к речи. Стоя возле холодильника, я упрямо день за днем, десятки раз повторяла: «мама, открой!», не обращая внимания на ее истерики, и через какое-то время, вместо криков и плача, я наконец услышала заветный призыв «открыть дверь» холодильника, затем таким же способом мы выучили слова «помоги», «включай», «выключай», «иди сюда», «дай мне», «я хочу», «я не хочу». Следующие два года я не могла уснуть, если к вечеру не замечала хоть малейшего ее продвижения вперед. За день мы должны были выучить 1 слово. Несколько дней уходило на его повторение и заучивание. Мы рисовали это слово, писали его, лепили то, что оно обозначает, проговаривали его до самого вечера. И так каждый день, на протяжении двух лет. За все это время я не помню, что происходило вокруг, я помню только ежедневно фиксированные мной фото и видео съемки занятий, игр, и развитие дочери, шаг за шагом, как кадры бесконечного фильма. Были дни, когда мне казалось что дочь опять «ушла в себя» и не реагирует на мои слова. Но я снова и снова начинала ее учить «с нуля», повторяя весь пройденный и выученный материал заново. Каждый день я обнимала ее, прижимая к себе и повторяя: » Я люблю тебя, ты моя самая любимая!», «ты умница!», хвалила ее за любой, даже самый незначительный успех.

Каждый день меня мучил панический страх, что у меня не получится. Но каждое утро я опять и опять начинала борьбу с аутизмом. Дорога в садик и назад, любая прогулка превращалась в мое пошаговое комментирование. День за днем, месяцами я учила ее переходить дорогу на светофор: «Катя, смотри, это красный. Нужно стоять. Красный- идти нельзя! Мы ждем зеленый. Вот зеленый- можно идти. «. Бабулька, продающая семечки возле обочины дороги, после пару недель моего ежедневного «светофорного» комментирования наконец не выдержала, и обратилась ко мне :» Мамочка, да она уже все поняла, она же у вас взрослая, а вы ее каждый день учите и учите!».

Детсадовский дворник, заметив нас с утра, начинал усердно подметать, потому что каждое утро, проходя мимо, я проговаривала «Дядя что делает? Дядя подметает! Молодец дядя!». Через несколько месяцев удивленных взглядов дворника нам в след, проходя мимо него, я просто спросила: «Дядя что делает?» и наконец, как тогда, перед дверью, услышала долгожданный ответ: «Дядя подметает.» Так моя дочь научилась отвечать на вопросы.

Почти каждый день на протяжении двух лет я покупала в соседнем магазине пачку пластилина и акварельные краски. Когда я в очередной раз зашла за ними в магазин, продавщица с удивлением спросила: «А что вы с ними делаете?!».

Помню удивленно-насмешливые взгляды прохожих, смотрящих на нас, синхронно бегущих среди неторопливо идущей толпы, и подскакивающих поочередно то на одной, то на другой ноге, радостно, вприпрыжку, ведь это была наша очередная победа, научиться бежать именно перескакивая с ноги на ногу! «Раз — два! Раз — два!», скандировала я, и мое сердце ликовало. Мы бежали и подпрыгивали вместе, взявшись за руки, не обращая внимания ни на кого вокруг. Кто же из них мог знать, что этот навык дался моей дочери так же тяжело, как кому-то дается например, изучение ядерной физики?
Это время я вспоминаю как марафон. Я не просто шла, я бежала, держа дочь за руку, вперед и вперед, и боялась остановиться.

Читать еще:  Боязнь клоунов как называется это фобия

Сейчас, оглядываясь назад, я вижу, из какой страшной пропасти мы выбрались вместе.
Мы все время идем вперед, потому что борьба с аутизмом это бесконечный процесс, и любая остановка или прекращение ежедневных занятий может означать, что аутизм снова на шаг ближе. Но мы каждый день уходим, бежим от аутизма, оставляя его все дальше и дальше.

Сейчас, в 6 лет, моя дочь практически не отличается от остальных детей, если будет находиться с ними рядом. Есть только те маленькие нюансы, которые выдают ее особенность. Все еще очень плохо развитая, «шаблонная» речь, нетипичные манеры в поведении, неуклюжесть, странный «акцент» при произношении, негативная реакция на резкие или незнакомые звуки и немногословность, которую окружающие ошибочно считают скромностью. Гуляя с ней, я все время испытываю внутреннее напряжение, пытаясь предугадать ситуацию наперед, просчитывая каждый ее шаг, каждое действие на несколько ходов вперед, чтобы не вызвать у нее тот всплеск нежелательных реакций, который выдает ее отличие от других детей. Я должна контролировать каждое ее действие, пока она сама не научится их контролировать.

Сейчас мне навстречу бежит радостная девочка, заглядывая в сумку и исследуя все мои карманы, пытаясь разгадать, в каком же из них лежит обязательный, ежедневный маленький подарочек для нее. Она окликает меня, когда ей нужна помощь. Она не любит сидеть одна, и всегда зовет меня поиграть в свои игры. Ей интересно все, что происходит вокруг. Она смеется, если эпизод в мультике покажется ей смешным. Она уже может попросить для себя именно ту игрушку, которая ей понравилась в магазине. Она развивается намного медленнее, чем все ее сверстники, но каждый, даже самый маленький прогресс в ее развитии означает для меня еще один наш шаг вперед. Самое главное для меня- видеть, как она идет вперед и развивается, оставляя аутизм далеко позади.

Видеоклипы нашей борьбы и ежедневного преодоления аутизма и сенсорной алалии можно посмотреть по ссылкам:

Видео наших домашних занятий — по ссылкам. Это наша ежедневная домашняя терапия:

Аутизм у детей, можно ли это победить?

Тема очень тяжелая и чувствительная, поэтому прощу всех отнестись с серьезностью к этому. Если что то знаете только понаслышке об этом, не спешите сразу комментировать и делать свои выводы.

В последнее время очень много детей рождается с этим пороком. Мнения ученых в разных странах, расходятся между собой, как нужно противостоять этой болезни.Очень много методов лечения существуют , но все они на данный момент ,только поверхностно улучшают поведение ребенка , а не полностью искореняют диагноз.

Для тех кто не знает что такое аутизм , приведу ниже пост из одного сайта:

*Нарушением психического развития, которое характеризуется расстройствами моторики и речи и приводит к нарушению социального взаимодействия, является аутизм. Это заболевание оказывает сильное влияние на ранее развитие ребенка и на всю жизнь человека в дальнейшем. Не существует медицинских анализов, которые смогли бы диагностировать аутизм. Только наблюдая за поведением ребенка и его общением с окружающими можно поставить диагноз «аутизм». Дети, страдающие аутизмом, не желают заводить друзей. Предпочтение такие дети отдают одиночеству, а не играм со сверстниками. У аутистов медленно развивается речь, они часто вместо слов используют жесты и не отвечают на улыбки. Аутизмом приблизительно в четыре раза чаще страдают мальчики. Заболевание это встречается довольно часто*

Почему я решил написать эту тему, дело в том что и меня не обошла эта трагедия, иначе нельзя назвать. Мой родной племянник которому сейчас уже 12 лет, тоже страдает этим синдромом. В 3 годика , врачи определили эту болезнь , с того момента у моего барата и невестки , началась борьба, чтобы как то ребенок мог жить полноценной жизнью. Невестке, пришлось оставит работу, и полностью посвятить себя ребенку. Мальчик ходит в специальную школу, два раз в неделю посещает логопеда, я его вожу на карате, моя бывшая супруга занимается с ним музыкой.

Одним словом, все мы придаем большие усилия чтоб как то , он смог реально воспринимать окружающий мир, и жить в нем. Но скажу честно, надежды иссякают с каждым годом что он сможет жить на все 100% полноценной жизнью и иметь семью.

Недавно познакомился на одном творческом форуме, с одной поэтессой , и мы разговорились с ней, была затронута эта тема, она призналась мне что у нее есть сын 6 лет и он тоже с этим диагнозом, который обнаружили в двухлетнем возрасте. С тех пор она перечитала много статьей и публикаций, и занялась изучением этой болезни. Ее поиски увенчались успехом, она нашла в нете один форум в Израиле, который называется *Аутизм победить можно ! Рука в руке.* Мнение израильских ученых резко отличаются от остальных об аутизме.Официально считается что аутизм — это поражение мозга, но в Израиле уже доказали что это сложное нарушение обмена веществ. Я не буду сейчас полностью вдаваться в подробности , и двумя словами опишу вам , есть дети которые рождаются с дефектом , у них пористые стенки кишечника,и вся пища которая оседает на стенках, в основном это молочные , мучные.

Вот вырезка из этого форума :

Самый главный тезис для тех, кто выбирает БГБК диету и биомедицинские методы лечения таков: аутизм не является только психическим заболеванием. То, что происходит в психической сфере – следствие нарушения базовых биохимических процессов, которое начинается главным образом в кишечнике и органах желудочно-кишечного тракта(ЖКТ). Исследования показывают, что у аутистов в пищеварительном тракте не полностью расщепляются некоторые белки, прежде всего белки молока (казеин), и пшеницы, ржи, овса и ячменя (глютен, или по-другому “клейковина”). В норме эти белки расщепляются на составляющие и усваиваются, а у аутистов они всасываются в кровь в виде эндорфинов – веществ, аналогичных по действию наркотикам (опиатный эффект). Следствием этого становится то, что дети-аутисты странно себя ведут и плохо реагируют на окружающее – напоминает эффект пребывания в состоянии наркотического опьянения. Именно поэтому большинство аутят чувствуют необычно сильную привязанность к мучному и молочному– это не пищевое предпочтение, а наркотическая зависимость. Когда родители вводят БГБК диету, у некоторых детей наблюдается состояние, похожее на наркотическую «ломку» — ребенок везде ищет запрещенные продукты и хочет получить их во что бы то ни стало. Вслед за периодом ломки у немалого количества детей можно наблюдать улучшения в поведении и развитии. Обнаружено , что у аутичных детей нередко аномальная пищеварительная система. Причин тому много: хроническое воспаление, вызванное вирусными инфекциями и аутоимунными реакциями; поражение слизистой “враждебной” микрофлорой; дисфункции поджелудочной железы. Все это может приводить к неполному расщеплению пищевых белков, в результате чего экзорфины нерасщепленные цепочки пептидов (самые длинные и сложные из них – пептиды глютена и казеина) проникают в кровь через поврежденные стенки кишечника. Кроме того, у аутичных детей часто снижена активность фермента дипептидилпептидазы IV (DPIV). Этот фермент отвечает за распад пептидных молекул, в число которых входят прежде всего пептидные цепочки глютена и казеина. Формирующийся в итоге избыток пептидов, вызывающих опиатный эффект, нарушать активность мозга ребенка, ухудшая обучаемость, социальные контакты, двигательные и сенсорные функции. Почему к названию БГБК диета присоединяют также аббревиатуру БС? БС обозначает «без сои». Соя — сложный протеин, по своей структуре очень близкий к протеину коровьего молока. Видимо, по этой причине, известно, что большинство людей, не переваривающих молоко, также плохо переваривают сою, а все непереваренные остатки разрушают кишечник, дают пищу патогенной микрофлоре. Они не образуют опиатов, но и не дадут зажить слизистой ЖКТ, поэтому соя также обычно исключается из рациона аутят. Однако БГБК диета сама по себе не является основным способом коррекции. Она создает основу для улучшения процессов, затем вводятся специфические терапии биомеда. Само по себе плохое расщепление глютена и казеина является следствием многочисленных нарушений работы ЖКТ, плохого пищеварения, свойственного аутистам.

Моя знакомая , выбрала этот путь лечения, очень трудный, и кропотливый, убрала все мучное из рациона ребенка, все вредные продукты, чипсы, и т.д и заменила их безопасными вот что на написала мне в Вк:

*Я его еще не вернула. Диагноз у нас не снят, и я пока не знаю, сможет ли мой ребенок учиться в школе. Да, определить, что у него аутизм, может только специалист, но мне все равно еще работать и работать до полной его нормализации. Я знаю и вижу его проблемы, которые не видно со стороны. И расслабиться я не смогу еще года два-три точно.*

Естественно, получив информацию об этой новом методе я сразу пошел к брату и поделился с ними. Они выслушали меня и тоже загорелись желанием, попробовать, «тот метод. Но он очень тяжелый и я не знаю , насколько может справится моя невестка. Ведь диета для ребенка это мучение и сможет она психологчиски быть готова к «тому.

Последние, хочу спросить у всех, может кто то еще сталкивался с этой проблемой и лечил таким же методом эту болезнь, и имела ли это успех. Спасибо всем, кто откликнется.

Читать еще:  Техника быстрого засыпания спецназа

«Мы должны понять, что чувствуют люди с аутизмом»: как карантин сказался на детях с ментальными расстройствами

— Страна перешла в режим самоизоляции, и психологи предупреждают, что для людей отсутствие возможности выходить из дома станет настоящим испытанием. А как отражается режим самоизоляции на семьях, которые воспитывают детей с ментальными расстройствами?

— Именно этот тип кризиса, предполагающий изоляцию, — огромный удар по всей нашей деятельности. Мы переживаем, что дети потеряют социальные навыки, ради которых мы их приводили в школу, которым мы их так долго обучали в естественной среде. Мы работали над тем, чтобы в обычной среде, в школах, в тех же кафе, — везде появились люди с аутизмом. Вирус эту среду уничтожил.

Мы с вами с трудом переходим на дистанционные формы работы и общения. Но мы понимаем, что это временно, у нас есть семьи, рядом сохраняется какой-то узкий круг. А для этих людей изоляция возросла многократно, они не понимают, что происходит. Только они смогли выйти, начали привыкать, а теперь говорят — сиди дома. А они хотят в школу, живую, реальную, где есть живой учитель, живые дети.

Если мы в стрессе от изменения обычных обстоятельств, то представьте, что происходит с ребёнком с аутизмом, для которого это постоянное состояние. Это часть его симптомокомплекса — изменение рутины приводит к фрустрации. Сейчас мы все переживаем этот аутичный опыт стресса от разрушения постоянства и можем почувствовать, что испытывают эти люди каждый день на протяжении всей жизни. В некоторых случаях это полезный урок для нас всех, но я не знаю, в какой степени, когда мы все выйдем из карантина, это экстраполируется на понимание всех этих людей.

— Какие последствия от изоляции могут возникнуть у людей с аутизмом?

— Мы их долго приучаем к тому, что они должны встать в определённое время, одеться, провести все утренние ритуалы, выйти, сесть в автобус или метро, проехать определённое количество остановок, выйти, прийти в школу. Дальше начинается вся структурированная рутина школы.

Аутисты — малоадаптивные люди, которые не могут самостоятельно осваивать такие простые вещи. Они должны практиковаться изо дня в день, пока не обретут эти простые навыки — привыкнут к трамваю, школе, учителю. Внезапная потеря среды может привести к утрате этих навыков.

Представьте, что ребёнка долго учили ездить на метро, не бояться шума, входить в полный вагон. Он сперва просто заходил и выходил, потом проезжал одну остановку и т. д. Наконец он освоил метро, привык, уже не впадает в истерики, не шокирует пассажиров. И вот он снова заперт, не может выходить, и где гарантия, что метро для него снова не превратится в ад и шок?

— Можно ли продолжать обучение детей с РАС на карантине?

— Если обычные дети могут самостоятельно проходить уроки дистанционно, то дети с РАС не могут долго одни работать за компьютером, им нужен человек. Теперь таким человеком становится кто-то из родителей.

Для наших детей главные ценности школьного образования — не знание арифметики или грамматики, а обучение социальным навыкам: как здороваться с незнакомым человеком, прощаться, заходить в класс, спокойно сидеть за партой. Вот чему их учит школа и больше нигде обучить не смогут.

Потом, дети с РАС привыкли, что есть школа, а есть дом. Они понимают, что делать в школе, а что дома. Когда говорят, что надо делать дома то, что делали в школе, это уже непонятно, может вызвать сопротивление. Для них это разрушение их зонирования пространства, структуры дня и т. п. «На кухне я ем, почему я там должен решать примеры?».

Безусловно, можно продолжать обучение дома, но тут уже каждый родитель должен этим заниматься индивидуально, понимая, что нужно конкретному ребёнку, какие задание можно придумать.

При этом специальные программы с игровыми элементами, какими-то яркими эффектами, которые могут заинтересовать детей, у нас почти не развиты. Платформ, построенных на принципах прикладного поведенческого анализа, которые дают положительное подкрепление, ориентированных на аутистов, нет.

— Помимо школ закрылись и центры, где дополнительно с детьми занимались специалисты. Удаётся ли психологам удалённо вести занятия?

— С психологами вообще катастрофа. Малый бизнес создавал центры на основе ABA-терапии (метод прикладного анализа поведения. — RT) обучающие сервисы. Сейчас все центры закрыты. А те, кто давали качественную терапию, — совсем не богатые учреждения. Регулярные занятия, с одной стороны, обязательны для эффективности терапии, а с другой стороны — это гарантия покрытия расходов для центра. Сейчас их работа заморожена. Это огромный удар по всей структуре.

Не дай бог, если кризис вымоет специалистов и они сменят работу на менее рисковую. Мы десять лет, надрываясь, накапливали специалистов, обладающих нужными навыками. А они, увы, появляются гораздо медленней, чем дети с аутизмом. Формировалось профессиональное сообщество. Была создана российская ассоциация прикладного поведенческого анализа Rus ABA, с которой мы сотрудничаем. А теперь всё сообщество получило сильный удар.

И дело не только в том, что специалисты потеряли доход, это прикладная деятельность, которая требует постоянной практики. Люди теряют квалификацию, а семьи не могут получить терапию.

— В такой ситуации вся нагрузка приходится на семью, как их поддерживать в такой ситуации?

— У нас остаются группы поддержки в соцсетях. Это и поддержка, и коллективная консультация, когда более опытные родители делятся своим опытом. В определённой ситуации такой совет может быть важнее, чем мнение профессионалов. Чтобы не откатиться назад в период кризиса, надо поддерживать друг друга, показывать, что мир не остановился. Мы все на месте, мы рядом, и вы можете в любой момент спросить, получить консультацию онлайн. Идёт интенсивный обмен информацией: чем мы можем занять ребёнка в соответствии с его интересами и возможностями. Например, у кого-то ребёнок играет в шахматы — спрашивают, какие есть платформы с шахматами, у кого-то любит оперу — спрашивают, какие есть хорошие ресурсы с операми.

Второе — надо интенсивно накапливать знания, чтобы, когда мир откроется, выйти уже с новыми компетенциями и быстро всё наверстать. Физически нас сильно локализовали, но есть интернет.

С 2015 года мы проводим в апреле конференции «Аутизм. Вызовы и решения». Это системообразующее событие, к которому сообщество уже привыкло. Каждый год в апреле из разных стран в Москву приезжали специалисты, которые задают тренды. Те, кто определяет основные направления в исследованиях, медицине, образовании, выработке навыков, трудоустройстве людей, инклюзии и т.д.

Это люди очень высокого статуса, поэтому договаривались с ними иногда за два года, чтобы московская конференция попала в их расписание. Чтобы увидеть их, со всей страны съезжались родители, специалисты, врачи, психологи. И вот подобран замечательный пул, но закрывают границы, и никто не может приехать. Это происходит за месяц до конференции, которая должна начаться 22 апреля. И тут мы приняли решение переходить в онлайн-формат. Это будет уже месячный марафон, разбитый на 12 блоков, который пройдёт с 22 апреля по 25 мая. Контента много, и то, что мы успевали за три дня очно, требует гораздо больше времени в онлайн-формате.

Для нас это уникальный опыт, лишнее доказательство человечности. Говорят, глобальный мир рушится, границы закрыли. Может, дурная глобализация и сворачивается, а что касается общечеловеческой идентичности, её люди, наоборот, очень остро ощущают, готовы помогать друг другу и кооперироваться.

— О чём можно будет узнать в ходе марафона?

— Одна из основных тем — экология и аутизм. В 2019 году вышла очень большая научная работа, которой занималась группа Чикагского университета под руководством профессора биоинформатики Андрея Юрьевича Ржецкого. Они создали модель, объективно определяющую влияние экологических факторов на рост психоневрологических расстройств. Это не только аутизм, а все психические заболевания, которые сейчас стали основными проблемами здравоохранения, — биполярное расстройство, депрессия, посттравматическое расстройство и т. д.

Как показало исследование, рост психических расстройств связан не только с генетикой или какими-то сугубо субъективными обстоятельствами. Изменение экологической среды тоже влияет. Для сообщества это очень важное открытие, это слом прошлой идеологии. Раньше говорили, что аутизм — это генетическое заболевание.

С лекцией будет сам профессор Ржецкий. Также в этом блоке выступят ещё ряд ведущих специалистов. Брайан Ли, адъюнкт-профессор эпидемиологии и биостатистики в Дрексельском университете, расскажет о наследственности в аутизме. Будет лекция Марины Михельсон, клинического генетика из Израиля, которая будет говорить об аутизме в постгеномную эпоху. Она будет говорить о том, что есть генетика, можно ли считать аутизм исключительно генетическим расстройством, что активно педалируется. Ну потом, конечно, будет много практических занятий.

В течение месяца люди будут учиться важным вещам, чтобы, когда всё закончится, мы были вооружены новыми знаниями и новыми подходами. Мы не хотим терять это время. Для всего человечества это абсолютный уникальный опыт. Мы все сейчас примеряем на себя «аутичную» шкуру, когда ты не знаешь, что будет через час. Абсолютно всё непредсказуемо, ты не можешь ничего планировать. От этого ты в постоянной тревоге, не можешь контролировать ситуацию. Мы должны понять, что чувствуют люди с аутизмом. Они так живут всегда.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector