В семье больной шизофренией
Lechenienarkomanii-tomsk.ru

Вредные привычки

В семье больной шизофренией

7. Отношения в семье больного шизофренией

7. Отношения в семье больного шизофренией

Одной из наиболее известных гипотез влияния матери и семьи на больного шизофренией является гипотеза «двойного зажима» (double bind) Г. Бейтсона /143/. «Ситуацию двойного зажима иллюстрирует анализ небольшого происшествия, имевшего место между пациентом-шизофреником и его матерью. Молодого человека, состояние которого заметно улучшилось после острого психотического приступа, навестила в больнице его мать. Обрадованный встречей, он импульсивно обнял ее, и в то же мгновение она напряглась и как бы окаменела. Он сразу убрал руку. «Разве ты меня больше не любишь?» — тут же спросила мать. Услышав это, молодой человек покраснел, а она заметила: «Дорогой, ты не должен так легко смущаться и бояться своих чувств». После этих слов пациент был не в состоянии оставаться с матерью более нескольких минут, а когда она ушла, он набросился на санитара и его пришлось фиксировать.

Очевидно, что такого исхода можно было избежать, если бы молодой человек был способен сказать: «Мама, тебе явно стало не по себе, когда я тебя обнял. Тебе трудно принимать проявления моей любви». Однако для пациента-шизофреника такая возможность закрыта. Его сильная зависимость и особенности воспитания не позволяют ему комментировать коммуникативное поведение матери, в то время как она не только комментирует его коммуникативное поведение, но и вынуждает сына принять ее сложные, путаные коммуникативные последовательности и как-то с ними справляться» /144, с. 5/.

Двойной зажим — противоречивые, путаные послания, которые больному запрещено комментировать, — нередко встречается в семьях больных шизофренией. Некоторыми приверженцами этой гипотезы шизофрения трактуется, как способ справиться с невыносимым противоречием двойного зажима. При такой трактовке шизофрения превращается в психогенную реакцию. Более реалистично предположить, что ситуация двойного зажима провоцирует возникновение болезни, но лишь у тех, кто к ней предрасположен или вызывает обострение, хронификацию уже имеющего место заболевания.

Другим известным термином является понятие «шизофреногенной матери» — schizophrenogenic mother /145/. Допустимо выделять, по крайней мере, два типа таких матерей. Первый тип — это стеничные, с паранойяльными чертами женщины, жестко гиперопекающие своих детей, планирующие для них программу всей жизни. Второй тип — так называемые «курицы-наседки». Большая часть их жизни посвящена бестолковому и неугомонному хлопотанию над своими чадами. Они боятся жизни, тревожны и неуверенны в себе. Подсознательно ощущая свою беспомощность, они вкладывают в детей все свои страхи и тревоги, как если бы это могло чем-нибудь помочь. В них самих отчетливо проглядывает шизофреническая разлаженность. Взаимоотношения матери и ребенка бедны душевным теплом. Они крепко объединены функциональной связью: матери есть на кого выплескивать свою тревогу перед жизнью, а испуганному ребенку есть за кого от этой тревоги прятаться. Обоим типам матерей иногда свойственно завуалированное внешней заботой эмоциональное отвержение детей. Отцы либо занимают комплиментарную позицию по отношению к материнскому способу воспитания, либо, отстраняясь, не принимают серьезного участия в воспитании ребенка. Художественный образ шизофреногенной матери представлен в композиции «Mother» из музыкального альбома «The Wall» группы Pink Floyd.

Э. Г. Эйдемиллер полагает, что больные шизофренией нередко воспитываются в духе доминирующей гиперпротекции в ригидной псевдосолидарной семье с жестко регламентированными внутрисемейными отношениями /146/.

Концепции двойного зажима, шизофреногенной матери, псевдосолидарной семьи представляют большой теоретический интерес и имеют основания в клинической реальности. Они помогают некоторым пациентам в понимании своей личной истории. Однако представляется важным подчеркнуть опасность генерализации этих концепций. Существует немало пациентов, для которых данные концепции не являются корректными. Неприятная сторона этих концепций состоит в том, что они имплицитно обвиняют родственников, особенно матерей, в страданиях пациента.

Конечно, в психотерапии предполагается, что пациент поймет, что родители сами не ведали, что творили, и старались, насколько могли, правильно его воспитать. В конце концов, родители стали шизофреногенными, потому что такими их сделала судьба и травмы собственного детства. Но это предположение может не оправдаться, и пациент затаит в душе обиду и даже агрессию к родным. Родственникам шизофренических людей и так очень тяжело. Думать, что они сами во всем виноваты, — жестоко и несправедливо, потому что, как показывает практика, многие из них самоотверженно служат своим детям и любят их. Необходимо осторожно и внимательно подходить к каждому индивидуальному случаю, проявляя уважение ко всем его участникам.

Существуют и точки зрения, которые «реабилитируют» близких даже тогда, когда сами больные прямо обвиняют их. Г. Е. Сухарева писала: «Характерной особенностью бредовых расстройств у подростков является также распространенность их бредовой настроенности главным образом на членов семьи, на самых любимых и близких людей (чаще всего на мать). Привязанность к близким обычно утрачивается задолго до возникновения явных бредовых идей» /119, с. 256/. Итак, не следует трактовать недоброе бредовое отношение подростков к своим родителям непременно как ответный знак на плохое родительское отношение. Часто это знак того, что у подростка до болезни была душевная близость со своими родителями.

Родственникам больных полезно объединяться в группы самопомощи, где они смогут делиться опытом, психологически и практически поддерживать друг друга, ибо, замыкаясь в своей беде, легко впасть в отчаяние.

Больной шизофренией. Как с ним взаимодействовать?

При возникновении любого заболевания, психического или соматического, поддержка родных людей играет решающую роль в состоянии больного. В случае психического расстройства фактор взаимодействия близких с самим пациентом и с врачом становится особо значимым.

Лечение шизофрении требует помощи родственников

Семья – это важное условие реабилитации при шизофрении. Доверительные отношения с родственниками в значительном объеме определяют исход болезни и прогноз на восстановление. Члены семьи человека с шизофренией контролируют своевременный прием лекарств, без которых невозможно излечение, следят за изменением состояния больного, контактируют с врачом.

В психиатрической практике большое значение имеет реабилитация пациента после курса лечения, приспособление его к жизни в социуме, поддержание связей с окружающими людьми. И семья является главным объектом такой работы. Несмотря на тяжесть некоторых заболеваний, например, шизофрении, по данным некоторых исследований, около половины пациентов возвращаются из психиатрических стационаров к родным, а 60-85 % поддерживают в дальнейшем связи с семьей.

Это говорит о важности понимания родственниками больного его психического состояния и необходимости выстраивать комфортные отношения, которые помогали бы человеку адаптироваться, а не наоборот – ухудшали течение патологии.

Негативные чувства при установлении диагноза «шизофрения»

При появлении у человека психического заболевания врачу в первую очередь необходимо выстроить коммуникативные отношения с родственниками пациента. Это важный фактор, ведь перед конструктивным диалогом и разъяснением алгоритма дальнейшего поведения с больным нужно обеспечить стабильный эмоциональный фон в семье.

Ощущение собственной вины перед больным шизофренией

Первой преградой на пути к этому становится ощущение собственной вины перед заболевшим человеком. Почему так происходит?

Во-первых, шизофрения – болезнь, имеющая наследственную природу. Влияние и воздействия инфекций, психотравм, негативных социальных факторов и др. являются всего лишь в какой-то мере пусковым моментом в развитии первого обострения шизофрении (ее дебюта), а в отношении повторных обострений – влияние вышеперечисленных обстоятельств равняется практически нулю. Поэтому не нужно выискивать причину или человека, поступки которого «привели» к возникновению болезни. Или изучать свое генеалогическое дерево «до безумия» с чувством вины. Соберитесь и потратьте свои силы и время на конструктивное сотрудничество с врачом, услышьте его советы, рекомендации и следуйте им.

Во-вторых, родственники зачастую берут вину на себя, начинают обвинять неблагополучную обстановку в семье, которая стала причиной развития болезни. Но это не так. Никто не может знать, как тот или иной поступок по отношению к больному проявит себя в будущем. Не стоит пытаться найти причины в прошлом, нужно понять тот факт, что болезнь существует, и в ее развитии никто не виноват. Это даст силы двигаться дальше и сделать все возможное для помощи человеку с психической патологией.

Читать еще:  Психотерапевт в чите

Характер взаимоотношений больной-семья

Если вышеперечисленные моменты будут упущены и непроработанные, ситуация только ухудшится. Так, больные шизофренией часто обвиняют родственников в своих проблемах, чем ещё больше накаляют обстановку, бросая на них весь груз вины. Тем временем родственники начинают искать виновных, падая в бездну отчаяния.

Данный образ поведения ведет к возникновению двух крайностей в отношениях больной-семья: жесткий контроль и полный разрыв связей.

В первом случае родители начинают усиленно опекать больного, берут все под свой контроль, устраняют всяческие возможности к самостоятельности. Это еще больше усугубляет течение шизофрении, так как человек отвыкает от самообслуживания, теряет навыки, необходимые ему для жизни в социуме. При шизофрении с течением времени при формировании шизофренического дефекта снижаются побуждения, возникает так называемая лень, и больной шизофренией перестает хотеть что-либо делать – работать, учиться, самореализовываться, даже выполнять обычную работу по дому и по обслуживанию себя. В этом случае родственникам просто необходимо взять инициативу в свои руки и помогать ему, подталкивать его, заставлять все это делать. Потом будет просто поздно….

Тем более, необходимо отметить, что после выхода из психотического состояния в ремиссию, у больных шизофренией часто наблюдается синдром несостоятельности в разной выраженности и на разное по продолжительности время. Им даже сложно выполнять бытовые или профессиональные действия, которые до обострения они делали легко без особых трудностей. Родственникам и близким нужно просто помочь и поддержать, и тогда все навыки восстановятся.

С другой стороны, обе стороны могут становиться созависимыми. Ведь здоровые родственники находятся под постоянным гнетом обязанностей по отношению к психическому больному, мешающих их самореализации и личной жизни, а у больного эти же родственники тормозят любую инициативу к действию из-за сверхконтроля или чрезмерной опеки. И это вредит как одной, так и другой стороне.

Во втором варианте, когда происходит полный разрыв связей с больным, семья перестает поддерживать любые контакты с человеком, забывая о его существовании и бросая на произвол судьбы, что носит непоправимые последствия.

Выходом из данной ситуации будет построение рациональных взаимоотношений. В них родственникам нужно понимать, что они не властны над заболеванием и его последствиями, однако, могут и должны, как я уже сообщала ранее в этой статье, обеспечить адекватный объем помощи и поддержки без императивного контроля над человеком.

Роль агрессии в отношениях между больным шизофренией и его близкими

Кроме ощущения беспомощности и вины в семейных отношениях появляется агрессия. Подобному чувству подвержены обе стороны. Здоровые родственники поддаются этой эмоции из-за бремени, обрушившегося на них, и невозможности полного устранения столь тяжелой проблемы из жизни. А страдающий шизофренией злится из-за непонимания окружающих и иного отношения к себе.

Как реагируют близкие на агрессию психического больного? И как реагируют больные на агрессию родственников, направленную в их сторону?

Агрессия разрушает отношения в семье, негативно сказывается на эмоциональном состоянии больного человека, провоцирует обострение патологии. С другой стороны, когда проявления эмоций подавляются, сдерживаемая агрессия находит выход в постоянной критике друг к другу и морализаторстве. Это грозит развитием как соматической патологии (например, гастрит, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки) у родственников и самых больных, так и дестабилизацией психического состояния пациентов, провоцируя обострения. Агрессия зачастую является еще криком о помощи и невозможностью справиться с существующим порядком вещей.

Как выйти из подобных ситуаций? Самое главное – коммуникация и открытое обсуждение отношений. Данные меры помогут снять напряжение в семье и улучшат эмоциональный фон.

И еще… Если ваш больной родственник проявляет агрессию к вам, не воспринимайте его, как здорового человека, не обижайтесь на него, не давайте агрессию в ответ. Я понимаю, что это очень тяжело! Но этот больной – родной или близкий вам человек, и он не владеет своими эмоциями, как прежде. Это – проявление болезни. Он ведь болен, и его агрессивное поведение может быть маркером обострения заболевания или нестабильной ремиссии. Поэтому при появлении подобных вспышек негативных эмоций или агрессии у больного, нужно разобраться в адекватности его состояния, уровне его ориентировки в своей личности и окружении, а также наличии бреда или расстройств восприятия. А, может, он и вовсе прекратил принимать лекарства и необходимо срочно идти к врачу или советоваться с ним, как поступить в данном случае?

Как взаимодействовать с больным шизофренией

Каким бы тягостным не было состояние человека с шизофренией, нужно воспринимать его поведение, как результат болезни, и видеть в нем ту личность, какой он был до дебюта заболевания. Ведь благодаря средствам современной фармакологии и реабилитационной работе можно достичь хороших результатов, обеспечить необходимый уровень жизни больного и дать ему возможность развиться как личность, несмотря на патологию, с которой он столкнулся. Поэтому ни в коем случае не отворачивайтесь от такого человека. Вы сможете не только вернуть его в жизнь при определенных обстоятельствах, но вернуть для себя в какой-то мере ту эмоциональную личность, которой он был до болезни!

В семье больной шизофренией

Еще один фактор, который может иметь немалое значение, — финансовый. В Италии опекун (будь то родитель, супруг или супруга либо лицо, не состоящее с пациентом ни в родстве, ни в браке) получает пособие в размере около 800 дол. США в месяц для оказания поддержки человеку с инвалидностью (вследствие психических или соматических нарушений) в данном домохозяйстве (de Girolamo, 1998).

Хотя больным шизофренией итальянцам проживание с семьей, очевидно, приносит пользу, следует задаться также вопросом: выигрывает ли или страдает от такого жизненного уклада сама семья? Как показал ряд исследований, тем, кто берет на себя заботу о психически больном, приходится нести нелегкое бремя, причем в случае шизофрении нагрузка на членов семьи, как правило, тяжелее, чем при других психических расстройствах (Jenkins and Schumacher, 1999), особенно если у пациента преобладают негативные симптомы, такие как апатия и социальная отгороженность (Fadden et al., 1987; Provencher and Mueser, 1997).

Более того, согласно недавним исследованиям, лица, опекающие больных шизофренией, больше других подвержены инфекционным болезням; подобного рода соматические заболевания чаще наблюдаются у членов семьи больных с преимущественно позитивными симптомами (например, галлюцинациями). И все же бремя забот, связанных с оказанием помощи родственнику с шизофренией, оказывается наиболее тяжелым (как с объективной, так и с субъективной точки зрения) при резко выраженных негативных симптомах у больного и при отсутствии адекватной социальной поддержки (Dyck et al., 1999).

Результаты опроса группы членов семей больных шизофренией (сформированной методом случайной выборки), недавно проведенного в Боулдере (штат Колорадо, США) и в итальянских городах Болонье и Анконе, дают повод к беспокойству (Piccione, 1999). Это исследование, как и более раннее — «боулдеро-болонское», — показало, что в Италии, по сравнению с Колорадо, намного больше больных шизофренией живут дома.

В выборке опрошенных членов семей в Италии почти все (96%) проживали вместе со своим страдающим шизофренией родственником, тогда как члены американских семей, проживающие с больным родственником, составляли менее четверти общего количества обследованных. Члены итальянских семей намного чаще сообщали о том, что им приходилось отказываться от своего обычного времяпровождения из-за проблем, вызванных болезнью родственника, либо о том, что возникали трудности, мешающие им отлучаться из дома, или заниматься домашним хозяйством, или взять отпуск.

Более половины членов итальянских семей говорили о том, что не уверены, смогут ли и дальше выносить такое положение, или же признавались, что нередко плачут либо ощущают подавленность (для членов американских семей эти показатели составляют по 10% в каждом случае). В Италии, по сравнению со США, в пять раз больше родственников испытывают чувство, что все у них было бы хорошо, если бы не состояние больного члена семьи.

Читать еще:  Почему я часто вздыхаю

Пожалуй, наиболее тревожным открытием, сделанным в ходе этого исследования, стали данные, выявляющие глубину негативных чувств, испытываемых членами итальянских семей по отношению к их родственнику, страдающему шизофренией. В Италии родственники больного намного более, чем в Америке, склонны были считать, что он намеренно им досаждает или не проявляет желания сотрудничать со своими помощниками; при этом они намного реже обнаруживали у пациента особые таланты или способности.

Члены итальянских семей в гораздо меньшей степени ощущали, что родственник с шизофренией вносит определенный позитивный вклад в жизнь семьи, например помогая по хозяйству, или будучи внимательным слушателем и хорошим советчиком, или составляя компанию либо оказывая эмоциональную поддержку.

Эти факты особенно огорчают нас потому, что мы знаем: так не должно быть. Исследование, проведенное в Мадисоне (штат Висконсин) (Greenberg et al., 1994), показало — как и наше исследование в Боулдере, — что многие американские семьи, в составе которых есть страдающий шизофренией, получают от него, по словам их членов, практическую и эмоциональную поддержку. Согласно данным мадисонского исследования, семьи регулярно контактировали с больным шизофренией, но (как и в Боулдере) менее чем в четверти случаев они фактически проживали в одном доме.

В Мадисоне большинство членов семей упоминали о пользе, которую приносит больной, составляя компанию, помогая в приготовлении пищи и в уборке, и положительно оценивали его умение выслушать, дать совет и т. п. Судя по всему, когда речь идет о семьях и шизофрении, некоторая степень дистанции способствует более теплым и сердечным взаимоотношениям.

Возможно, в Италии семьи получали менее адекватную профессиональную поддержку, чем в США, в частности в Боулдере и Мадисоне. Члены итальянских семей в экстренных случаях с гораздо большей готовностью обращались к друзьям или родственникам, тогда как семьи в Боулдере больше полагались на помощь специалистов. Представляется также вероятным, что итальянцы (в данном случае прежде всего итальянские матери) более склонны к выражению своих эмоций и высказыванию нареканий, чем американцы.

— Вернуться в оглавление раздела «Психиатрия.»

ДУШЕВНОБОЛЬНОЙ В СЕМЬЕ. ЭТА СТРАШНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ

Вполне понятно желание семьи узнать, чем близкий человек болен и каков прогноз при его заболевании.

Из истории. В конце 19 века Эмиль Крепелин описал раннее слабоумие dementia praecox (раннее слабоумие) у юношей: молодые люди, чаще всего хорошо образованные, внезапно за считанные месяцы менялись до неузнаваемости. И приводил их к деменции (приобретенное слабоумие) какой-то необъяснимый и необратимый процесс. В 1908 году психиатр Эйген Блейлер описал шизофрению как самостоятельное заболевание, отличающееся от слабоумия, и ввёл этот термин в психиатрию.

Обычно шизофрения проявляется в молодом возрасте, наибольшее число случаев начала шизофрении приходится на возраст 20-25 лет.

Характерные симптомы шизофрении отражают нарушения в нескольких областях: восприятия, мышления, самосознания, мотивации и согласованности психической деятельности в целом.

Больные превращаются в аутичных – замкнутых, нелюдимых, отрешенных от внешнего мира людей. Их речь становится бессвязной и спутанной. Они производят впечатление людей, не понимающих причинно-следственных связей, делающих непонятные выводы, высказывающих очевидно неверные суждения, которые называют бредом. Эти выводы и суждения непоколебимы, больного невозможно в них переубедить. Больные отмечают, что им трудно управлять своими мыслями, что мысли возникают как бы непроизвольно, они теряют последовательность, путаются, перебивают друг друга. Нередко высказывая больных носят характер каких-то полунамеков, туманных метафор, неясных двусмысленностей.

У больных нарушается восприятие. Одним из нарушений восприятия при шизофрении являются галлюцинации.

«Особенно меня изводили волки. Большие мерзкие волки с желтыми глазами, кудлатой шерстью, вонючим дыханием и оскаленными зубами. Я видела их часто, они встречались во всех отделениях, в которых я лежала, как в открытых, так и закрытых, они попадались мне в автобусах и в торговых центрах…Я видела и слышала, как они рычат и щелкают зубами, иногда ощущала их запах». Анхильд Лаувенг

Наиболее часто при шизофрении встречаются слуховые галлюцинации или «голоса». Их содержание может быть оскорбительным или угрожающим, они могут побуждать больного к определенным действиям.

«Я не успевала о чем-нибудь подумать, как голос опережал и говорил это… Иногда они орали так, что я не выдерживала, одевала наушники и включала громко музыку» (из личного разговора).

« Иногда в голове стояло хаотичное гудение и вой, как будто там включили на большую громкость приемник, который я никак не могла выключить, что бы я не делала. Иногда я пробовала колотиться головой о стенку, чтобы таким образом заглушить этот гудящий, бухающий хаос…Порой я пробовала рвать на себе волосы или процарапать ногтями дырку в голове. Иногда это было противное негромкое бормотание или голос, который отчетливо произносил какое-либо сообщение. Бывало, он говорил: «Ты умрешь», или: «Разрежь себе запястье и очерти себя кровавым кругом, иначе все твои родные умрут»…я делала то, что он мне велел». Анхильд Лаувенг

Могут наблюдаться и другие нарушения восприятия: предметы могут казаться искаженными, расположенными ближе или дальше от того места, где они действительно находятся, может казаться, что время летит очень быстро или, напротив, замедляется. Внутренний мир больного постоянно и непредсказуемо меняется, что вызывает у него тревогу.

«У меня сместилось нормальное восприятие перспективы и пространственных отношений, так что я жила, словно попав в мир сюрреалистических картин Пикассо иди Сальвадора Дали. Это было очень мучительно и страшно. Я не могла оценить, на каком расстоянии от меня находятся машины, а край тротуара казался мне обрывом в глубокую пропасть, шагнув в которую я разобьюсь насмерть. На каком-то уровне я понимала, что высота бордюра 15-20 сантиметров, а не метров… однако глаза видели это иначе». Анхильд Лаувенг

Страдает также внимание больного. Больной с трудом может концентрировать внимание, легко отвлекается, медленно отвечает на вопросы. Несущественным моментам больной уделяет столько же внимания, как и важным.

«Мое внимание слабое. Я перескакиваю с одного на другое. Когда я с кем-то разговариваю, стоит собеседнику почесать затылок, я отвлекаюсь и все забываю» (из разговора).

Мимика и голос больного шизофренией часто маловыразительны. Эмоциональные реакции становятся неадекватными ни внешним обстоятельствам, ни собственным мыслям больного, ни его поступкам. О похоронах своего ребенка больной может говорить с такой мимикой и интонацией, как будто речь идет о какой-то забавной истории. В дружелюбной манере больная сообщает своему отцу, что хотела бы вбить в его голову гвоздь. По одному и тому же поводу больной может дать прямо противоположные эмоциональные реакции, он может одновременно проявлять противоположные чувства. Часто сложно понять, почему у больного в данный момент возникла именно такая эмоциональная реакция. Могут наблюдаться нарушения интересов и побуждений.

Опыт психотического состояния с потерей границ собственной личности может быть ужасен. Некоторые больные утверждают, что они ощущают себя как в заточении, полностью отрезанными от мира.

«Я продолжала вести дневник и писать о себе в третьем лице – «она». Это приводило меня в смятение. Если «она» — это я, то кто же тогда о «ней» пишет?. Разве «она» — это «я»? Но если она – это я, то кто же тогда рассказывает про этих «я» и «она»? …В один прекрасный вечер у меня окончательно опустились руки и я заменила все «я» на неизвестную величину Х. У меня было чувство, что я не существую, что не осталось ничего кроме хаоса, и я уже ничего не знала – ни кто я такая, ни что собой представляю, и существую ли я вообще. Меня больше не было, я перестала существовать как личность со своей идентичностью, у которой есть определенные границы, начало и конец». Анхильд Лаувенг

Читать еще:  Паническая атаки симптомы

Часто семьи больных озабочены тем, что их родственник заметно теряет интерес к жизни. Они наблюдают за тем, как его жизнь проходит за бесцельным ничегонеделанием. Отсутствие энергии и побуждений может быть вызвано самим заболеванием или отражать реакцию на него. В любом случае, важно поддерживать участие больного в делах семьи.

Причины и прогноз. Вообще-то следует сказать, что термином «шизофрения» на сегодняшний день обозначается группа заболеваний. Несмотря на значительные усилия, ученые до сих пор не могут определить причины заболевания. В настоящее время считается, что отчасти шизофрению можно объяснить расстройством обработки информации в мозгу. Информация передается от одного нейрона к другому посредством химических веществ, называемых нейромедиаторами. Предполагается, что шизофрения обусловлена химическими изменениями, вызывающими поломку этих систем. Существует также «дофаминовая версия» возникновении шизофрении, согласно которой в мозгу больных повышено содержание дофамина. Исследуется возможность влияния психологических, наследственных, внутриутробных, вирусных факторов в возникновении заболевания.

Хотя причина заболевания не ясна, это не означает, что ее нельзя лечить. У многих больных шизофренией можно достичь значительного улучшения.

Семья — это источник силы и опоры, и если правильно относится психическому заболеванию, семья сможет эффективно решать возникающие задачи.

Психотерапевт: люди не замечают симптомы недуга, который может привести к трагедии

Больные шизофренией, как правило, не признают своей болезни, считают себя самыми здоровыми людьми, отказываясь тем самым лечиться, говорит врач-психотерапевт.

Тарана Худабахшиева, Sputnik Азербайджан

Ученые института медицинских исследований Neuroscience Research Australia и Университета Нового Южного Уэльса объявили, что нашли «виновников» одного из самых тяжелых психических заболеваний — шизофрении. Специалисты считают, что таковыми являются иммунные клетки человека. Работа, проведенная специалистами, может изменить привычные представления врачей об этом недуге, а значит, и открыть больше возможностей для разработки методов его лечения.

Как правило, при слове «шизофреник» многие представляют себе человека, которого отличает крайне необычное поведение — от чудачества до демонстрации крайней агрессии. Что мы знаем и должны знать об этой болезни? Психолог и психотерапевт Тахмасиб Джавадзаде в беседе со Sputnik Азербайджан рассказал об особенностях этого заболевания, о его симптомах, а также интересных случаях из своей практики.

— Насколько трудно работать с больными шизофренией?

— Конечно же, трудно. Когда я только начал работать в больнице, у меня две недели подряд беспрерывно болела голова. Со временем стал привыкать. Когда мои студенты приходят мне на работу, чувствуют на себе всю эту ауру вокруг больных, спрашивают, как я могу там работать. А я отвечаю, что это моя работа и все здесь для меня уже стало привычным.

— Как или от чего человек может заболеть шизофренией?

— Существует ряд болезней, которые люди считают шизофренией, но это не так. Следует отличать к примеру невроз и психоз. Невроз – расстройство излечимое. К нему относится десятки болезней, и они лечатся. К ним можно отнести фобии, панические атаки и другие.

Психоз – расстройство более серьезное и опасное, как правило носит наследственный характер. И самое распространенное заболевание в данном случае — шизофрения. Больные шизофренией представляют опасность как для себя, так и для окружающих. Пи этом обострение болезни приходится на осень и весну. К сожалению, полностью вылечиться от этой болезни невозможно, препараты всего лишь облегчают состояние больного.

— Лечат больных только стационарно?

— Больные принимают препараты по графику, и поэтому их лечат в больницах. Правда, больные часто хотят лечиться дома, либо вовсе отказываются принимать лекарства. Если больные не признают своей болезни, дома лекарств не пьют, это только усугубляет их состояние, в итоге больной человек может навредить, нанести увечье себе и тому, кто рядом. Особенно часто такое наблюдается у больных с расстройством личности.

— Что вы подразумеваете под расстройством личности?

— Такие люди не видят проблем в себе. Им кажется, что все вокруг больные, только не они.

— Чаще всего болезнь передается по наследству?

— Болезнь может перейти к человеку от отца, матери или самого близкого родственника. Высока вероятность, что болезнь перейдет от родных тети или дяди с отцовской или материнской стороны. Самая тяжелая форма наблюдается у людей, обои родители которых страдают от шизофрении.

Когда спрашиваешь у родителей таких больных – «почему вы женили своих детей, вы же знали, что они больны?— те отвечают: «Внуков хотели». И они не понимают, что больной внук – это тяжелая моральная ноша для них, и опасность для всего общества. Допускать брак между двумя больными шизофренией категорически нельзя. Этим людям вообще нельзя создавать семьи. Дети, рожденные в таком браке, порой страдают умственной отсталостью, и будущего у них нет.

— Как я поняла, существуют разные виды шизофрении…

— Да, бывают простая, смешанная, параноидная и другие формы болезни. Самая сложная — параноидная. Больные параноидной шизофренией могут заподозрить в чем-либо любого человека и даже нанести ему увечья. Например, когда я учился в Иране, столкнулся с интересным случаем. Мужчина ночью отрезал головы своей жене и детям. Потом он сам пришел в полицию и во всем признался. Человек утверждал, что убил их потому, что «жена изменяла, и дети чужие».

— Чем больные параноидной шизофрении отличаются от других?

— Они на первый взгляд не отличаются от обычных людей. Просто они могут заподозрить в чем бы то ни было кого угодно. Эти люди слышат голоса. Они утверждают, что с ними кто-то говорит и приказывает. Они даже видят то, что «придумал» их мозг.

— Видят джинов и шайтанов?

— Ну джинов и шайтанов не существует, наука их отвергает, и доказательств их существование нет. И больные просто видят то, что сами себе придумали. Они не видят, как нормальные люди, им все видится в дыму и тумане. Но голоса слышат отчетливо. Они даже разговаривают с животными и деревьями. Один наш больной параноидной шизофренией говорил: «Мой отец колет людям просроченные лекарства». Я спросил его, посмотрел ли он на дату этих препаратов, а он ответил: «Нет». Но он был уверен, что его отец колет людям отраву, и даже выгонял приходивших к ним домой пациентов криками: «Бегите, спасайтесь!».

— Подобные симптомы наблюдаются у только что родивших женщин…

— После рождения ребенка в организме матери происходят изменения. После родов женщину в течение нескольких месяцев нельзя оставлять одной. В этот период резко повышается риск заболеть шизофренией. В некоторых случаях родные не придают значения симптомам болезни, а в итоге это приводит к трагедии.

Кстати, когда я еще был студентом, один наш родственник совершил самоубийство. Близкие ему люди говорили, что «В последнее время он был не в себе, оскорблял соседей без причин, устраивал скандалы дома, разговаривал сам с собой». И семья не подозревала, что у человека была параноидная шизофрения и потому покончил с собой.

— Порой пожилые люди разговаривают с давно умершими людьми, слышат какие-то звуки. Может ли человек заболеть шизофренией в пожилом возрасте?

— Нет. Все это – старческие психозы. Такое часто может наблюдать у пожилых людей.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector